RSS

Человек — это маленький мир

01 Янв

>

Человек — это маленький мир

«Человек – это маленький мир», — сказано в Книге Зоар.

Сказано это нам, но не для того, чтобы мы умилялись, глядя на отдельно взятого двуногого: такой маленький, а загляни внутрь него, — так там же целый мир!

Давая это определение, Зоар говорит человеку буквально следующее: ты живешь в мире своих внутренних сил, свойств и желаний, какими бы скромными они тебе не казались. Мир этот — настоящий. Выведенный на плоттер наших органов ощущений, он представляется нам тем «огромным и прекрасным» миром, в который, как нам кажется, всех нас, не спрося, погрузили.

Поэтому все, о чем ты читаешь на моих страницах, говорит Зоар человеку, — это те свойства, внутренние движения и силы, которые работают в тебе, знаешь ты о них или нет. Ведь незнание, как известно, не освобождает…

Звучит, может быть, и непривычно, но в логике не откажешь. Мы не чувствуем мира внутри? Но знакомясь с анатомией, мы много кое-чего узнаем о себе такого, чего, даже сдав ее на «отлично», никогда в себе не почувствуем.

Поэтому основное, что нужно помнить при чтении этой книги: в ней ни слова не сказано о так называемом «внешнем мире».

Если это забыть, ничего хорошего чтение Зоар не даст. Ведь добро бы, в нем фигурировали только ослы, фараоны, левиты да мудрецы. Но, кроме них, там — ангелы и чудовища, левиафаны и львино-бычье-орлиноликие существа, и многое другое.

И если не знать, что это терминология, что так в Зоар называются детали и функциональные части нашего внутреннего мира, ничего хорошего из чтения не произрастет. Разве только чертополох мистики или сорняки слепого религиозного восторга.

Авторы Зоар дают нам ключ к правильному пониманию прочитанного: «Человек — это маленький мир».

Да, но что получается? Если «все внутри», значит, можно забыть о реальности, назвав ее воображаемой, оставить руль и педали своей жизни со всеми ее проблемами? Прямо на трассе?

То есть, сам собой напрашивается вопрос: что значит «реальный» и что значит «воображаемый»?

Матрица

У каждого из нас (у кого в детстве, у кого позже) возникало ощущение, что все вокруг играют для него его жизнь и все ее обстоятельства.

И пусть по жизни мы все крепкие, хваткие и цепкие, тем не менее, фантазии, подобные «Матрице», изредка неприятно будоражат воображение: мы, будто бы, спим, энергией наших тел питая чью-то чуждую деятельность, а жизнь, в которой якобы участвуем, — не более, чем игровое, или управляемое, возбуждение нейронов.

Тем более что тот факт, что нами пользуются, — энергией наших тел, мыслей, — для нас совсем даже не секрет, а что-то вроде неизбежного зла. Миллионы людей, спешащих по утрам в свои офисы или идущих нестройной толпой к проходной родного завода, знают, что нужно ведь дать кому-то, кто хочет многого, попользоваться твоим телом и поуправлять твоими нейронами, чтобы тебе выдали из этого многого твою небольшую часть. Которую можно потом свободно потратить на свою, реальную жизнь, смутно осознавая при этом, что и в ней все уровни и варианты «свободы» запрограммированы заранее, и не тобой.

Поэтому понятно, что ни сражения, перестрелки и ни оригинальные перипетии сюжета, а именно актуальность для наших современников дилеммы — в каком мире мы находимся, в настоящем или иллюзорном? — сделала в свое время «Матрицу» событием культурной жизни. Мы все больше недовольны нашей реальностью, подозревая ее в том, что она, — пусть по разным причинам, но — ненастоящая.

Заэкранье

И все же правильнее будет назвать нашу реальность не иллюзорной, а производной. Давайте разберем на примере. Вот компьютер, а вот экран — наше окно в мир. Мы часами просиживаем у этого окошка, как провинциальные барышни в старину, и у нас даже вопроса не возникает, что реальнее: картинка на экране или комбинация электрических импульсов, ее создающая.

Ведь это — для кого как. Реально то, что соответствует моим интересам. Если я простой юзер, для меня существует только изображение на экране, и только если окошко мое перестанет мне светить, я вспомню, что есть «заэкранье», и побегу к тому, кто разбирается в той реальности, от которой зависит моя, экранная.

Это если я «юзер разумный», то есть знающий, что есть две реальности: основная и производная. Иначе я буду, как дите малое, сердиться на экран и пытаться на нем что-то стереть, а что-то пририсовать.

Кто на пульте?

Как же производится наша производная реальность, в которой мы живем? Делается это так. За пультом управления человеком сидит его повелитель, называемый в каббале «желание получать наслаждение», и, вертя массой ручек и тумблерков желаний человека, его физических и ментальных свойств, приводит в действие его тело и нейроны и создает по-живому, в реале, действо, которое тот называет жизнью. Вся прибыль — удовольствие — достается повелителю, а иначе он ни пальцем, ни извилиной человека не пошевелит.

То есть, человек и движется, и даже решения принимает, но в состоянии, когда сознание его, — то есть осознание того, кто им движет и зачем, — отключено. Сон. Матрица.

Ясно, что если каждым из нас движет его «мастер», наши частные производные реальности по определению должны противоречить друг другу. Ведь каждый из них желает получить для себя.

Так оно и есть, даже в мелочах: для меня всегда соседская трава зеленее некуда, а для него моя, пожухлая и вытоптанная, — предмет зависти.

Или возьмем масштаб покрупнее: наше милое государство вместе со всеми нами, в общем-то, вполне приличными людьми, очень многие в мире видят, и вполне реально, как заразную опухоль и средоточие зла. Которое если вырезать, то мир быстро выздоровеет и задышит полной грудью, забыв свои проблемы. Это их реальность. И мы, и они при этом знаем, что никакие диспуты с применением научных выкладок и ракет различной степени дальности полета никогда нас к единой реальности не приведут.

Диагноз

Да, но если у каждого своя реальность, — пусть это будет личный мир, пусть сон, — возникает вопрос: почему мы снимся друг другу? Или, допустим, можно понять, что если мы уважаем друг друга, то мы друг у друга в мире. Но что делает в нашем мире тот, кого мы не любим?

Ответ напрашивается сам собой: значит мы — это не сборище свободных марионеток, а части единого целого. Как его ни назови, «род человеческий» или «единая душа», ясно только, что он, этот организм, болен, и проблемы носят явно душевный характер, что-то вроде расщепления личности. И второе: он развивается, — мы же видим, как меняется не только антураж и сюжеты в миллионах «снов», но и общее наше самосознание.

Но главное, что нам раскрывается, когда мы отдаем себе отчет в том, что все мы — одна душа, — что это и есть та самая основная, «заэкранная» реальность. Человеку еще трудно ее увидеть, экран пока еще сияет, в его свете проблемы экологии, наркомания, депрессия, развал семейных и общественных устоев, кризис личности кажутся отдельными недостатками, с которыми жить неприятно, но можно.

Таким образом, у человека есть два типа восприятия мира: болезненное, на которое, отключив его сознание, настраивает человека эгоизм, и здоровое, которое медленно, но уверенно растет в нашем общечеловеческом сознании.

Что волшебного в Книге Зоар

Что действительно волшебного есть в Книге Зоар, — это не вводящая новичков в заблуждение терминология, а то, что Зоар описывает здоровое состояние нашей общей души (ту самую, основную, «заэкранную» реальность, о существовании которой мы, дотошные юзеры жизни, уже начинаем догадываться), описывает силы, которые развивают нашу общую душу, и законы ее развития.

Поэтому, когда человек читает Зоар, у него появляются силы изменить тип восприятия и увидеть о какой реальности говорится в этой книге.

Но, что интересно, изменение восприятия реальности — это ключ не только к Зоар, это «формула преобразования» для нашей жизни. Ведь, если мы будем упрямиться и придерживаться восприятия, которое продуцирует для нас эгоизм, мы так в нем никогда и не разберемся.

Восприятие реальности — вот та точка, в которой они встречаются: Зоар и наша жизнь.

Реклама
 
Комментарии к записи Человек — это маленький мир отключены

Опубликовал на 01.01.2001 в Интересные Факты, Новости, Публикации, Разное по теме, Рассказы

 

Обсуждение закрыто.