RSS

Архив за день: 11.10.2010

>Попытки приукрасить будущий труп тщетны


>«Когда Господь создал женщину из ребра Адама, он даровал ей вечную, неувядающую красоту. Но она утратила ее по воле дьявола, после того как отведала запретного плода, яблока. И дамы в наши дни, хоть и не по собственной вине, а по вине Евы, теряют значительную часть своей красоты, если вкушают от того же запретного плода. Любая в бытность девицей была бела, румяна и хороша собой, но стоит ей выйти замуж, и прости-прощай прекрасные краски лица». Пьер Ларюэль, «О женских прикрасах», ХIII век.
При завоевании Галлии римляне столкнулись вовсе не с дикими существам. Нет, они встретили мужчин и женщин, проявлявших ясную склонность к различным ухищрениям для достижения красоты. Правда, только по предметам, обнаруженным в погребальных курганах, можно судить о том, какие средства ухода за кожей и волосами они применяли. Принятие христианства вовсе не повлекло за собой полнейшего отказа от приемов «наведения красоты», применявшихся в эпоху античности. Они долгое время сохранялись в Византии и в странах Средиземноморья. Однако грех прародительницы Евы на протяжении долгих столетий лежал бременем на женщинах, обрекая на суровый аскетизм, который женская смекалка всё же научилась обходить.

С принятием христианства «в моду» входят стыдливость и суровость, превозносимые в качестве главных добродетелей в посланиях Св. Павла и в книге пророка Исайи. Подобные проповеди предвосхищали те страсти по умерщвлению плоти, что разыгрывались в Средневековье. Нечистоплотность возводилась в ранг добродетели, а запреты и проклятия, содержавшиеся в наставлениях Отцов Церкви (III-V вв. н. э.) способствовали тому, что уходили в прошлое привычки к омовениям, краскам и притираниям, а обществе возникало предубеждение против процедур, связанных с мытьем тела.

Священнослужителям, монахам и монахиням Церковь дозволяла совершать омовения только в двух случаях: либо по естественной надобности в случае крайней нужды, либо с целью очищения накануне принятия великих таинств. Св. Радегунда (520-587) заменила водные процедуры употреблением мешочков с душистыми травами, которые монахини в аббатстве Святого Креста, где она была аббатисой, «укрепляли у себя подмышками. дабы отбить запах пота».

В обесценении косметических средств, вроде румян и белил, в глазах общества сыграли значительную роль избитые представления, унаследованные от греческих философов и римских сатириков. По их представлениям подкрашивание лица лишает женщину красоты, румяна и белила являются символами разврата, они ядовиты и приводят к появлению на теле язв и к дурным болезням. Но средневековые проповедники добавляли к списку отрицательных свойств и другие богопротивные качества, подкрепляя свои слова отрывками из Нового Завета. Заботы по наведению красоты долгих столетий лежал бременем » были включены в список деяний, на женщинах, обрекая на суровый осуждаемых Церковью, стремившейся наставлять людей даже в повседневных трудах и хлопотах. Начиная с Тертуллиана (III в н. э.) и до графа Жака де Ла Марша, проповедника, жившего в XIV в., всякие попытки приукрасить дарованные природой тело и лицо ассоциировались с двумя грехами: сладострастием и гордыней.

В XIV веке Жак де Ла Марш, правитель небольшого графства, разрешил употреблять румяна девицам на выданье, а также женщинам, страдающим отвратительными недугами, дабы их скрыть. Однако же в своих проповедях он утверждал, что увлечение средствами для украшения лица связано со сладострастием и развратом, а потому и является печатью, что скрепляет договор о пособничестве Князю Тьмы. В одном из поучительных рассказов-наставлений повествуется об участи одной юной девушки, чрезвычайно пекшейся о своем внешнем виде. Так вот, на следующий день после какого-то празднества, где она блистала на пиру, к ней явился дьявол и объявил ей: «Я тот, чьи повеления ты выполняешь и чей замысел ты осуществляешь, ты — моё орудие ловли душ, и потому должна последовать за мной вместе с теми, кого ты приманила». По мнению Жака де Ла Марша мнимые прикрасы свидетельствуют о глупости той, что к ним прибегает, и являются источником греха. Ибо «стараться приукрасить себя искусственно, есть обман, ведущий к прелюбодеянию».
Считалось, что женщина делает себя красивой для того, чтобы обмануть наивного жениха. Мужчина опасался, что при свете свечей обнаружит в спальне дурнушку, способную, как говорится, «накрепко завязать ему шнурочки» (на гульфике), то есть своим уродством превратить в импотента. Образ мужа, которому при женитьбе обманом всучили негодный товар, порождал мысли, имевшие под собой экономическую основу, — утрата способности к деторождению могла привести к пресечению рода.
Женское легкомыслие, по мнению проповедников, способно повредить искусству иконописи, ибо по сравнению с накрашенной женщиной лики святых выглядели невыразительно. Зеркало, «врата ада», является любимейшим «орудием» кокетки. В качестве примера Великая блудница, которая, как утверждает Этьен де Бурбон, «отращивает семь голов, подобно дракону: для дня, для ночи, для увеселений на людях, для религиозных празднеств, для чужеземцев». Маска. Застывшая на прекрасном лице, отражается в зеркале в виде лика дьявола, скрывшего лицо, когда-то созданное Господом. В день Страшного Суда Христос не узнает кокетку и сошлет её в ад, как утверждает Св. Иероним.

Считалось, что применение снадобий для сохранения красоты приводит к истинному богохульству, ибо искажает творение Господа. Так что нечестивое изобретение темных сил — краска — превращает женщину в пособницу дьявола, ибо, как пишет Этьен де Бурбон ( XII в.), «кокетка порешила более походить на дьявола, чем на Христа.

Проповедники поучали: «Красота — явление быстротечное, и попытки приукрасить будущий труп тщетны» Старинные рецепты снадобий стали известны в странах Запада благодаря медикам Салернской школы (ХII в.). Работы, посвященные косметическим средствам, продавали всевозможные торговцы. Женщины покупали их и сами изготавливали притирания. Но существовали и местные рецепты. Так ученый медик ратовал за употребление окиси свинца, а обитательница Пиренейских юр отдавала предпочтение «доморощенным» средствам: кашице из миндаля, смешанного с медом, настоям из ромашки и подорожника.
Хотя анафема, коей предавали косметические средства церковники, распространялась и на водные процедуры, то, как и в случае с румянами и белилами, люди от них совсем отказаться не смогли, хотя и стали прибегать к ним реже. Однако в эпоху крестовых походов, после знакомства с нравами Востока, в Европе стали распространяться знания о способах наведения красоты, и женщины вновь начали усердно заботиться о своих лицах.

В XIII и XIV вв. были созданы великие медицинские трактаты: труд мессира Альдебрандина Сиенского «Трактат о содержании тела» (1256), «Великая хирургия» Ланфрана Миланского (1296) «Хирургия» Гиде Шольяка (1363). К тому же периоду относятся и манускрипты, созданные придворными. Во всех трудах содержатся наставления, как отбеливать кожу, подкрашивать волосы, маскировать кожные пятна, удалять морщины, то есть утверждается канон красоты, которую зафиксирует ещё довольно примитивная живопись.
В Средние века красота была юной, ибо считалось, что э возрасте 25 лет изнуренная материнством женщина уже «входила а пустыню, где не было места любви», а ещё через 10 лет превращалась в набеленную и нарумяненную или, по выражению Мама де Ла Аля, в «подновленную» старуху.

В отличие от нимфетки, то есть от девушки-подростка, женщина лет двадцати пяти от роду считалась безобразной — с черными как вороново крыло волосами, смуглым или загорелым лицом. Эта ведьма являлась воплощением греха и олицетворяла союз с самим Сатаной. Но благодаря чародейству она обладала всеми необходимыми качествами, чтобы увлечь представителей сильного пола в ад: у нее были слегка покатые плечи, длинные волосы, узкие бедра, стройный стан, округлый живот. Эти «амазонки дьявола», как называл их Св. Иероним, убивают в женщине облик Марии, Царицы Небесной.

Белокурая юная красавица с вьющимися волосами, убранными в пышную прическу или заплетёнными в косы, блистает прелестью лилейно-белой кожи, и эта белизне свидетельствует о её чистоте, целомудрии и ангельском характере. Её щечки с ямочками горят румянцем точно так же, как алеют её губки.
Брови, объект истинного поклонения в Средние века, непременно должны быть чернёнными, изогнутыми дугой и очень тонкими.

Переносица как бы нависает над аккуратным прямым носом, правильным и тонким. Что же касается глаз, «ясных и весёлых»! как у героини средневековой повести «Окассен и Николетт»), под выпуклыми полупрозрачными веками, то они должны блестеть естественным блеском, обретённым лишь благодаря лимонному соку! Наконец, подбородок, кругленький. с обязательной ямочкой посередине («раздвоенный», по выражению Гийома де Лорриса и Жана де Мена, авторов «Романа о Розе») довершает сей идеальный портрет. Каноны идеального строения тела расплывчаты, так как людей а Средние века заботил только вид того, что было доступно взору. И все же женщина должна была быть стройной, с тонкой талией, и под платьем угадывались узкие бёдра, изящно изогнутый стан и круглый, выпуклый живот дополняли картину. Высокие, выбритые лбы — обязательный атрибут красоты того времени. Дама подвергалась болезненной процедуре эпиляции: на волосы у корней накладывалась едкая смесь из аурипигмента и негашеной извести. После того, как кожа была очищена, на лоб наносили составы, призванные воспрепятствовать росту волос, — кровь летучих мышей или лягушек, сок цикуты или золу, предварительно вымоченную в уксусе. Волосы у красавицы должны быть непременно светлые, белокурые или рыжие, их мыли смесью золы, яичных белков и мыла, затем заплетали в косы, подгадывая подушечки из конского волоса, после чего украшали золотыми нитями или нитками жемчуга, а сверху накидывали полупрозрачные вуали.

Дамам рекомендовалось для обретения густой шевелюры натирать голову порошком, включавшим истолченные крылышки пчел и шпанской мухи, орехи и пепел от сожженных ежовых иголок.
И запретить белила и румяна было вовсе недостаточно, ибо плутовки е обход всех запретов продолжали размалевывать лица. Злоупотребление свинцовыми белилами влекло за собой настоящую трагедию. Прекрасная дама быстро старела и дурнела: потрескавшаяся, почерневшая под влиянием свинца кожа, испорченные зубы, зловонное дыхание — вот каков был портрет несчастной пособницы Сатаны, достойной быть изображенной в сцене Апокалипсиса.

Из небесной, богоподобной красота превращается в признак болезненности. Тщеславие, принуждавшее женщин прибегать к белилам и румянам, преждевременно начинало оставлять на их лицах следы разложения, не дожидаясь, когда явит свой лик смерть.

Автор: Д.Паке
Источник: «Интересная газета. Тайны истории» №18 2010 г.

Постоянный адрес статьи
Новости от Skypecine.com

Реклама
 
Комментарии к записи >Попытки приукрасить будущий труп тщетны отключены

Опубликовал на 11.10.2010 в Интересные Факты, Публикации, Сенсации

 

>Первый год в Аргентине…


>

Первый год в Аргентине…

Честно говоря, кое что все-таки хотелось бы оставить для себя, поэтому не обижайтесь, если не со всеми подробностями.
Как я уже писала раньше, мы были просто в ужасе первое время. Во-первых наш отель находился в далеко не самом красивом и безопасном районе города, что уже можно считать огромным минусом. Но нам повезло, что нас здесь уже встречали одни русские, да и в отеле жило порядочно наших. Сразу со всеми познакомились. Сначала присматривались, ходили по городу, разлядывали, рассматривали, принюхивались и так далее. Все-таки общение очень помогает в таких ситуациях. Через две недели после приезда ми случайно познакомились с двумя русскими парнями, один из которых оказался МЧ (бывший) СИГМЫ (Оксанки), он то нас и познакомил с ней. Она здесь была уже год с лишним, хорошо знала язык и работала. Кстати, именно Оксанка помогла мне найти мою первую работу и подбила меня залезть именно в гастрономию, на то время официанткой: «месячная зарплата, плюс каждый день чаевые в кармане, на мелке расходы» — говорила она. Меня такой расклад очень радовал, тем более претендовать что-то лучшее с незаконченным высшим, без знания языка, я не имела права.
Однажды Оксанка нашла новую работу в хорошем ресторане в одном из самых дорогих районов города. Работала она в ночь и зарабатывала опупенные по тем временам чаевые, когда было 1$=1песо, то чаевых в этом ресторане можно было заработать до 80$ за ночь. И вот, в один момент, когда я уже отчаивалась найти работу, руки опускались, меня нигде не брали из-за незнания языка (хотя я его учила 8 месяцев), Оксанка позвонила и сказала, что у них уволили одну девушку и вакансия свободна, но только в день, и что она поговорила с управляющим и он назначил мне собеседование. Я тряслась как осиновый лист, думала, что мне так же, как и во многих местах вежливо откажут.
На следующее утро я пошла в ресторан, поговорила с управляющим (как могла) и он сказал: «ну что же, добро пожаловать к нам, будем учить испанский» и мило улыбнулся, назначив мне время работы на завтра.
Счастью моему не было предела, но я рано радовалась.
Во-первых, почти все официантки восприняли русскую в штыки (завистливые твари), кроме одной, которая всегда и во всем мне помогала, остальные же разговаривали со мной сквозь зубы, но в помощи не отказывали, так как за такое можно и по шапке получить от шефа. Мне было очень обидно и неприятно.
Но самое страшное было то, что я иногда не могла понять что хочет клиент, ну то есть что он говорит. У меня прямо слезы на глазах появлялись от обиды, ведь учила же, но словарный запас так просто не выучишь, нужно время, поэтому я банально зубрила гразу, произнесенную клиентом, например: траэмэ пимьента (принеси мне перец), слово «принеси» я знала, а вот то, что он просил именно перец — нет. Я бежала до кухни, повторяя про себя «пимьента, пимьента, пимьента» и быстро спрашивала у девчонок что это такое. Они вели меня к шкафу со специаями и наглядно показывали. В общем, это был кошмар. Но уходить я оттуда не собиралась, так как действительно начала зарабатывать неплохие (для меня в 20 лет) деньги. Причем мой испанский становился все лучше и лучше и уже через месяц я начала подрабатывать и в ночь, именно ночью можно было заработать хорошие чаевые, на ужине с шоу и танцами, а не на офисных обедах, как днем. Поэтому около 3-х месяцев я пахала как лошадь, спала по 3-4 часа в сутки, работала с 9 до 18, отдыхала 2 часа и возвращалась к 20:00, домой я попадала только часам к 4 утра, а к 9 опять на работу. Благо мы близко жили. Новый год (2000) я тоже встретила, обслуживая веселящихся людей.
Потом нам почему-то стали задерживать зарплату, и в оконцовке я оттуда уволилась и ушла в другой ресторан.
Меня очень заинтересовала должность управляющего, поэтому я начала совать свой нос везде, как вы понимаете, многим это не нравится, и меня из пары мест просто уволили, дабы я не дай бог не заняла подсидела кого.
Таким образом я поменяла множество ресторанов, пока не остановилась на одном, который назывался «Мамбо».
Это было супер, я такого коллектива еще нигде не встречала, мы шли на работу с удовольствием, а после работы шли развлекаться всей компашкой. От таких развлекаловок мне стало по барабану вакансия управляющего и я с головой ушла в ночные бары, дискотеки, посиделки и тому подобное.
Так я проработала около двух лет, пока наконец не поняла, что дальше так продолжаться не может, и начала искать новую работу. Через пол года я ее нашла (сказать честно, я не очень торопилась). Это как раз и был отель, где я работала до недавнего времени. О должности управляющего рестораном можно было и не мечтать, так как у мнея даже образования специального не было, опыта тоже, только те знания, которых я понахваталась за 4 года работы в ресторанах. Пришлось показывать на что способна, вот уж где серпентарий был, мама не горюй. Однажды даже уходить оттуда хотела, но вовремя отговорили.
И через 3 месяца я добилась таки должности менеджера ресторана. Вот где было счастья полные штаны. Пошло дело, а еще через пол года меня еще раз повысили, я стала менеджером двух ресторанов отелей одной сети. Скажу честно, жесть. Иметь кучу подчиненых, бегать из одного отеля в другой, выслушивать рев шефа, отчитываться перед хозяином, и плюс клиенты, поставщики, администрационная работа, это вам не халва за рубль двадцать. Поэтому в один момент у меня просто поехала крыша, а вскоре нашли еще одного менеджера и я осталась работать всего в одном отеле. Но и этого мне уже не хотелось, все-таки 3 года такого напряга это много, я устала!!!
И вот, теперь я работаю там, где я работаю, чему несказанно рада!
А о родителях писать не буду, так как история очень личная, извините.
Что хочу сказать: где бы ты ни был, если у тебя есть желание и стремление, ты всего можешь добиться!

Новости от Skypecine.com

 
Комментарии к записи >Первый год в Аргентине… отключены

Опубликовал на 11.10.2010 в Аргентина, Иммиграция, Публикации