RSS

>Сэм и горы

05 Ноя

>Для начала вот что: я ни за что на свете вам не скажу, где это находится. Иначе вы, или какие другие придурки, тут же включите свои гребаные навигаторы, полезете в Гугл-мэпс и припретесь в Наше Место, начнете там шуметь, кидать мусор и, самое-то обидное, уйдете ни с чем. Потому что не в месте все дело. Но что толку вам объяснять…

Маленький камушек сорвался из-под ноги. А грохота – как от землетрясения. Здесь так странно… Море внизу, метрах в пятнадцати, будто дышит. Медленно, размерено. И со временем какая-то херня творится. Вроде бы до Нашего Места 20 километров. Проверено — пять часов пешком. Четыре часа на байке. А сегодня вот дошли за два часа. И это несмотря на Сэма, который всю дорогу рушил мне разум. Ногу он натер… Сказала ведь – носки надень. «Не учи меня…». И че теперь, довыпендривался? Через полчаса пути лапы в кровь изодрал. Дебил. Даром что сынок Райдера. Потому и терплю тупое нытье, и волоку волоком в Наше Место – Райдер попросил… Пять лет назад, когда я приехала на Остров и болталась, укуреная, по пляжу, с одной мыслью – хочу сдохнуть, Райдер меня подобрал и вправил мозги. Не пожалел на чужого человека ни сил ни времени. А помучиться пришлось изрядно… Мне было столько же лет тогда, сколько сейчас Сэму, его сыну… И вот теперь я волоку Сэма в горы, а Сэм вопит, что он метросексуал и по горам в уродских носках, как коза, лазить не обязан. Кто такой метросексуал? Человек, который занимается сексом в метро?.. И вообще, кто тут коза?! Дебил…
Больше всего люблю этот момент – когда солнце уже скрылось, но еще светло. Небо становится полосатое, а скалы кругом — мягко-розового цвета. Этот цвет напоминает мне детство. Из-за него по вечерам в Нашем Месте мне бывает грустно… «Мне бооольно, я ногу натер»… Ну вот, начинается… Как же он меня достал. О, придумала! Я сажаю Сэма на берегу и иду в деревню, за километр от Нашего Места. Мне повезло, я застала Селима дома. Селим бедуин, прикольный, и у него всегда есть трава или чё покрепче. «Very good weeds, хороший трава!». Кто бы сомневался… С Селимом я познакомилась смешно. Как-то у Райдера на станции было полно серферов, а ветер возьми и сдохни на неделю. Серферы вскрылись совсем, и Райдер решил, что их надо развлечь. А как развлечь? Устроить экскурсию по острову (возьми да и ляпни я). Ну понятно – инициатива наказуема. Всегда. И в итоге я прусь по острову со вскрытыми серферами невесть куда, искать оазис с лечебными, блин, грязями. Грязей никаких, конечно же, не нашли, и решили сделать привал, где ночь застала – вдесятером с одним фонарем таскаться не очень прикольно, да и изнылись все уже – то жарко им, то холодно, то еще что-нибудь… Так мы, в общем, и нашли Наше Место. Случайно. Сидим на берегу. Я втыкаю на закат. Серферы ноют. Достали. Собрались было спать. Взошла луна. А на пляже при полной луне спать, как под галогеновой лампой. Да тут еще и долбеж откуда-то раздался. Дыжж, дыжж – пляж в Нашем Месте горами окружен, как амфитеатром, акустика дай Бог… Ну ясно, нытье достигло небывалых высот. Я встаю и иду на звук – разбираться. Прошла примерно километр, вижу – бедуинские шалаши стоят. Деревня, значит. А возле шалашей сидят на корточках местные, и долбят в мисках толкушками какую-то бодягу. Подхожу, говорю, здрасьте, так мол и так, нельзя ли потише. Час ночи, люди спать хотят. Тут Селим, единственный на селе, кто более-менее сносно говорит по-английски, мне и рассказывает: мы толчем Цветок. И многозначительно поднимает палец в небо. И замолк. Я ему – а днем ну, это… Никак нельзя его толочь?.. Селим на меня, как на дуру посмотрел – ты что! Цветок как раз при полной луне раскрывается. Мы мол этого всей деревней ждем, а ты тут мозг выносишь, праздник портишь… Да толку объяснять тебе – на вот, попробуй. И дает мне щепотку коричневой байды, прямо из миски, где толкут, на самом кончике ложки. Байда выглядела, конечно, подозрительно (про ложку уж молчу). Но я представила себе вскрывшихся серферов, к которым мне сейчас предстояло возвращаться и рассказывать про цветок, который раскрывается в полнолуние, и поэтому спать они сегодня не будут… В общем, хуже уже точно некуда, поняла я, съела байду и села берегу. Постепенно шум моря и звук колотушек слились в стройную ритмичную мелодию. Луна жидкой каплей медленно стекла в море и растворилась в нем. Вода исчезла, у моих ног плескался чистый белый свет, который при желании можно было потрогать. Потом море постепенно перевернулось и оказалось вместо неба, у меня над головой. Блестящая прозрачная масса воды плескалась и перекатывалась, и в ней плавали звезды. А потом море рухнуло на меня с ужасающей скоростью. И все кончилось. Я очнулась.
— Слышь, садыки… Это че за цветок-то?
— Ну как это – че… Опиума цветок…
— А есть у вас что-нибудь, чтоб девятерых буйных придурков утихомирить на ночь?
Селим понимающе улыбнулся и протянул мне свою чашку.
— Тут как раз. По чайной ложке на морду – и до утра никаких проблем.
Серферов долго уговаривать не пришлось – этот народец всегда готов на эксперименты. Селим был прав – чуваков вырубило мгновенно, и до утра они рядком сидели на берегу, такие все тихие, спокойные, созерцательные… Прям картинка, а не серферы. С тех пор мы с Селимом дружим. Я часто прихожу на Наше Место, когда одна, когда с Райдером. Иногда мы курим. Но очень редко – Райдер не сторонник наркоты. Он считает, что наркотики и алкоголь только мешают воспринимать мир. Райдер говорит, что жизнь – это то, что мы испытываем. Ощущения. И все в конечном счете сводится именно к ним. Вот те люди, которые стараются как можно больше заработать – за чем они гонятся? Ну не за цифрами же, и не за бумажками. Они стремятся стать богаче на ощущения, и считают, что деньги могут дать им больше возможностей для этого. Но ощущения за деньги – это легко и скучно. Так же, как и наркота – заглотил, и радуйся. Это не настоящий путь. От него толку нет. По-настоящему – это когда больно, жестко, когда через себя надо пропускать все, и с собой разбираться. Тут никакие деньги тебе не помогут. И вообще никто не поможет… Зато когда разберешься, наконец, и все вдруг станет ясно и понятно, встанет на свои места, тогда такой кайф испытываешь… Это все я успеваю передумать, пока иду к Селиму в деревню за травой. Да. я хочу накурить Сэма. Хоть Райдер и будет ругаться потом. Во-первых, гаш в небольших дозах действует как хорошее обезболивающее. Иначе Сэму с его разодранными ногами (дебил!) ночью не уснуть. А нам ведь завтра еще обратно идти… Ну и во-вторых, опять же – трава нервы успокаивает. Если не злоупотреблять, конечно. Иначе наоборот, психом истеричным станешь. А Сэму надо успокоиться. Городской ребенок, понятно дело, нервы расшатаны. Да еще и возраст переходный…
— На вот, обезболивающее…
— Трава, что ли?
— Что ли.
— Фу, бумага отстойная! Гипсо-картон какой-то.
Нет, он все-таки дебил…
— Слышь, ты, сексо-метруал. Не нравится, дай сюда, скурю сама.
— Ээээ… Я пошутил, извини… Ну слышишь, извини, да?.. Ну дай джойнт… Ну пожалуйста! А то я ж ночь не усну – ноги больно, да и вообще…
Минут через сорок Сэм притих. Постепенно потух костер и вокруг стало темно, хоть глаз коли. Это если в землю смотреть. А если в небо, то наоборот, там все видно, когда нет ни электричества, ни огней. Огромные звезды мигали над нашими головами. Иногда они падали. Некоторые быстро – рраз, только и успеешь краем глаза зафиксировать всполох. А некоторые красиво, долго, с ярким зеленым «хвостом» позади себя. Постепенно небесный купол становился все ближе. Ого, еще чуть – и можно рукой потрогать. Большая серая планета зависла прямо надо мной, с каждой секундой все приближаясь. Вот уже я могу различить форму ее кратеров… «Эээээй! Эгегей! Меня глююючит!» — донеслось откуда-то снизу. Сэм дергал меня за локоть и тыкал пальцем в море. «Меня глючит! Что ты мне дала?!». Примерно в метре от берега в черной ночной воде перемещалось неоново-синее светящееся пятно. Оно периодически меняло форму и размеры, то растягиваясь в цепочку, то сжимаясь. Дойдя до края лагуны, оно исчезало, но через минуту возвращалось вновь тем же маршрутом мимо нас.
— Сэм, перестань орать Бога ради. Это не глюки. Это стая лайт-фишей, рыб таких, которые в темноте светятся. Они охотятся. Тебе повезло – лайт-фиши большая редкость, я очень нечасто их вижу… Красивые, да?
— Угу. Дай зажигалку, у меня джойнт потух…
Узнав, что это не глюки, а просто рыбы, Сэм потерял к лайт-фишам всякий интерес. Странные все-таки люди – подавай им всякие походы по воде, летающие тарелки и нано-технологии… Или укуриться или накидаться кислотой до потери пульса – «чтобы расширить сознание и видеть чудеса». А простая магия мира, что под носом у всех нас – лайт-фиши, или падающие звезды, или вот закаты, которых двух одинаковых никогда не бывает – это все никого не трогает…
Дддамм… Ддамм… Ды-ды-даммм… Ддамм… Таак… Что называется, кстати о куреве. Селим какой-то особо злой джойнт нам забодяжил. Вон, меня уже пробрало – барабаны слышу.
— Сэм… Ты что-нибудь слышишь?
— Что слышу?..
Блин, похоже, плохо мое дело – или Сэм у нас глухой, или у меня реально глюки пошли.
— Ну… Ничего странного не слышишь? Барабаны там…
— А, барабаны… Ну да, есть такая тема…
Так, уже лучше – двоих одновременно одним и тем же глючить вроде бы не может.
— Похоже, это не тема. Кто-то реально играет на барабанах.
— Да ладно. Ты ж сама говорила, что ближайшие люди отсюда в километре. А звук-то тут, близко совсем.
Да, Сэм прав. Барабанные дроби звучат где-то рядом. Да и вообще-то говоря, деревня совсем в другой стороне находится. Что это может такое быть?..
— Эй…
— Что?
— Эти барабанщики меня щас реально в транс вгонят… Может, это все-таки глюк?
— Так давай сходим, проверим…
— И куда ты собрался идти среди ночи?
— На звук… Не хочешь – сиди тут, я один схожу…
Не, ну как это – один. Нифига – я тоже хочу посмотреть. Мы вылезаем из спальников и идем по берегу в сторону гор. Постепенно на небо выползает медово-желтая половинка луны. По босым ногам иногда хлопает набежавшая волна, а какой-нибудь камушек при нашем приближении вдруг оживает и уносится восвояси, оказавшись маленьким крабом. Ближе к горам звук становится все сильнее. Вверх убегает еле видная козья тропка, кое-как подсвеченная половинчатой луной. Мы взбираемся по ней, продираясь сквозь колючие кусты и стараясь не наступить в козлиные какашки, которых тут много. Вдруг впереди что-то блеснуло. Потом еще и еще. Похоже, там, за скалами, горит костер. Подходим ближе – да, так и есть. Вокруг костра сидят бедуинские детишки, зажавшие между коленками пустые канистры для воды. На них-то они и играют. Вдруг откуда-то появились молоденькие девушки в длинных традиционных платьях, расшитых серебряными монетками. Сначала они просто медленно покачивались, как бы пытаясь почувствовать мелодию на вкус, распробовать ее. Затем одна из них стала поднимать руки, взмахивая длинными рукавами, как крыльями. И вот все девушки закружились в танце. Их вытянутые тени тоже плясали на подсвеченных луной и костром скалах, будто сами по себе, как огромные черные картины. Они и эта музыка казались отголосками какого-то другого, древнего времени. Эхом старинного праздника, затерявшимся в горах.
Я загляделась на танцовщиц и не успела вовремя среагировать. И вот на стене рядом с тенями одалисок появилась еще одна – долговязая, в серфовых трусах и с длинным козырьком бейсболки. Эффект от вторжения Сэма в круг танцующих бедуинок был такой, будто какой-то вандал расписал из баллончика древнюю фреску. Одалисок тут же смыло. Вместо них появилась тень мужика с палкой и неприятно нависла над Сэмом. Пришла пора вмешаться. Я неохотно вылезла из-за камня, за которым мы с Сэмом сидели все это время.
— Салям алейкум…
Дяденьки, которых стало уже несколько, злобно зыркнули в мою сторону. Тот, который с палкой, начал что-то резко и отрывисто произносить, опасно размахивая вокруг себя нехилым посохом. Моих познаний в местном языке хватило, чтобы разобрать, что мы влезли в чей-то семейный праздник, нас сюда не звали, и если этот придурок не прекратит кривляться, мы с ним оба схлопочем по башке. Придурка меж тем очень не вовремя «забрало».
— Ну почему они не играют? Я хочу танцевать! Скажи им, чтоб играли! Да расслабьтесь вы все, че вы такие хмурые! Давайте танцевать, это же весело! – вопил Сэм, прыгая, как молодой козел, вокруг меня, костра и рассерженных дядек.
Не знаю, чем бы кончилась эта история в другой день, но сегодня Бог явно играл за мою команду. «Хей, Мария! How are you? — раздался из темноты голос Селима. – Добро пожаловать!»…
— У моей сестры родилась дочка. Тяжко ей было, пришлось в больницу везти, в город…
— Как же вы везли – тут ведь дороги нет?
— Ну сначала десять километров на верблюде, потом вышли на шоссе, поймали джип… Повезло – машина быстро подвернулась, и люди добрые оказались – дайверы, остановились, подобрали, отвезли до больницы. Спасибо им. Каждый день вспоминаю их в молитве. Добрые люди… С сестрой и ее дочкой все хорошо. Вот, отмечаем теперь их приезд из города, как праздник. Ну, и еще кое что…
— Что?
— Ну… Мы когда в город сорвались, я мешочек Цветка с собой захватил…. Удачно продал…
— Господи, Селим… Когда успел только?
— А что там успевать… Добрым людям и продал…
Нда. Приходили к нам на станцию какие-то малость странные дайверы. Хрень несли несусветную. Райдер их, помнится, быстро послал… Добрые люди… Интересно, отпустило их уже или как?..
«Эгегей! Пошли танцевааать!» — это Сэм, все никак не угомонится. Тем более, что барабаны ему «включили», и девчонок на танцпол вернули. А почему бы, собственно, и нет? Я не хуже их всех плясать умею, между прочим…
Как мы доплелись обратно, не помню. Глаза разлепила с большим трудом ближе к вечеру. Первое, что я увидела, был Сэм, который сидел на пляже и молча смотрел закат. Господи, опять накурился, что ли, не дай Бог, ужаснулась я, припоминая вчерашние похождения.
— Эгегей… Ты в порядке? – окликнула я его.
— Ты представляешь… Мне такой сон снился… Удивительный. Что мы с тобой дунули, а потом услышали барабаны…
— Ну да, и пошли смотреть в горы, что это такое. А там костер был и бедуинки танцевали.
— Да! И еще мужик был. Злой такой.
— С палкой – мне еле удавалось сдерживать смех.
— Точно, с палкой… — растеряно произнес Сэм и уставился в горизонт. – Так чего, нам, получается, одинаковый сон, что ли, снился?.. Фига се трава у вас тут!
Да, чувак, трава у нас тут, что надо. И не только трава… Солнце осветило облака над лагуной прощальным лучом и нырнуло в море. В горах гулко стукнул барабан.

Анна Горяинова

Обсудить на форуме

Реклама
 
Комментарии к записи >Сэм и горы отключены

Опубликовал на 05.11.2010 в Публикации, Рассказы, Современные сказки

 

Обсуждение закрыто.