RSS

Ядерная весна

28 Мар

Больше полутора недель мир имеет возможность в прямом эфире наблюдать за развитием событий в Японии, где одна масштабная катастрофа сменяет другую. История с мощнейшим землетрясением была отодвинута историей об убийственном цунами, которая, в свою очередь, отошла на второй план, уступив место новой беде — ядерной катастрофе.

Все, что происходило на востоке Японии начиная с 11 марта, происходило в прямом эфире. Это одно из важнейших отличий нынешней катастрофы от всего, что было ранее. Благодаря японскому телевидению о землетрясении в Тихом океане узнали в тот момент, когда оно произошло. И вместе с тележурналистами в режиме реального времени узнавали и подробности — магнитуду, место главного толчка и тому подобное. В прямом эфире стало известно и о гибельном цунами. Наконец, в режиме реального времени мир наблюдал за разворачивающейся драмой на АЭС в Фукусиме. Это сделало зрителей участниками событий. Однако вместе с тем и не позволяло людям составить более или менее цельную картину происходившего, ведь одно событие наслаивалось на другое, отодвигало его на задний план, а потом и вовсе выталкивало из поля зрения. В конце концов все внимание оказалось прикованным к происходящему вокруг АЭС в Фукусиме, а то, что было напрямую связано с землетрясением и цунами, оказалось почти забытым. Вместе с этим постепенно менялось и отношение к происходящему в Японии. Ужас перед лицом катастрофы и уважение к тому, с каким спокойствием и стоицизмом японцы восприняли удар стихии, сменились почти нескрываемым раздражением и гневом по поводу того, как японцы действовали в условиях техногенной катастрофы.

Японское спокойствие

Землетрясение магнитудой 9,0 произошло 11 марта 2011 года в 14.46 по японскому стандартному времени в 130 км от восточного побережья полуострова Осика и в 373 км от Токио. Землетрясению предшествовало несколько десятков крупных предварительных землетрясений магнитудой до 7,0. Землетрясение спровоцировало цунами, которое обрушилось на побережье, нанеся наибольшие разрушения префектуре Мияги, где высота волны достигала 10 м.

Цунами, а не само землетрясение вызвало наибольшие разрушения. Иностранцы не понимали, а японцы терпеливо им объясняли, что в их стране всегда так: с давних пор города строятся с учетом возможных землетрясений любой мощности по любой шкале. «Строительство в нашей стране с самого начала учитывало тот факт, что мы находимся в сейсмоопасной зоне,— говорит эксперт в области строительства Наоки Кумагами.— Когда технологии не были развиты так, как сейчас, это достигалось путем использования материалов, которые при разрушении дома не смогли бы нанести вред его обитателям». «Со временем технологии развивались, и мы научились строить небоскребы, которые, как вы видите, устояли при самом мощном землетрясении. Разумеется, сделать абсолютно безопасный дом, который остался бы стоять после мощнейшего землетрясения и в его эпицентре, невозможно. Но свести риски к минимуму вполне получается»,— отмечает он. Что же до цунами, говорит Кумагами, то защититься от этой катастрофы гораздо сложнее: «Я бы сказал, что единственная более или менее эффективная форма защиты — не строить там, где может появиться волна. Просто не селиться там. Но это в наших условиях практически невозможно».
16 марта. Силы самообороны ищут погибших в городе Натори, префектура Мияги
Волна, спровоцированная подводным землетрясением, смывала в море или стирала с лица земли прибрежные города, большие и малые. Число жертв пока окончательно не установлено, но власти считают, что их будет не менее 16 тыс.— таково сейчас число погибших и пропавших без вести.Мир следил за трагедией в Японии, поражаясь фантастической стойкости японцев и их мгновенной реакции на беду. «Я был единственным, кто паниковал. Из-за землетрясения у нас в здании перестали работать лифты. Мы сидели на своем 40-м этаже, и нас раскачивало так, что у меня началась морская болезнь. Все мои коллеги, однако, выглядели настолько спокойными, насколько это вообще возможно в создавшейся ситуации. Разве что по телефону говорили больше обычного, стараясь успокоить родственников и друзей»,— признавался в своем блоге европеец, работавший в Токио.

Так же высоко оценивали японцев и другие иностранцы. «Не могу представить себе другой страны на земле, где после такого страшного землетрясения в относительной близости от места катастрофы люди вели бы себя так вежливо и корректно. Никакого мародерства или чего-то такого, и это при том, что все силы сейчас брошены на разборы завалов и спасение людей. Я просто не представляю себе, что было бы в подобной ситуации в Лос-Анджелесе. В Токио я чувствую себя совершенно безопасно. Я не знаю другого города, который выстоял бы после такого землетрясения»,— говорила американка, работающая в одном из японских банков.

Сообщения журналистов из мест, пострадавших от землетрясения и переживших приход цунами, также были либо подчеркнуто сочувственными, либо полными восторга от того, как в тяжелой ситуации японцы демонстрировали спокойствие. Говорили о 90-летней женщине, которую нашли через несколько дней после того, как посчитали погибшей, о собаке, которая не захотела покидать в беде другого раненого пса. Даже когда обстоятельства свидетельствовали о том, что в том или ином месте власти оказались не готовы к катастрофе, журналисты превращали это в повод для того, чтобы восхититься японским мужеством.
Так, когда в одном из пострадавших от землетрясения и цунами районов не оказалось достаточного количества еды для перемещенных лиц, журналисты говорили о японской стойкости, которая позволяет переживать трудности даже тогда, когда рацион сведен к одному огурцу, одному помидору и одному яблоку в день.

Японская ложь

Отношение постепенно начало меняться только после того, как выяснилось, что японская трагедия не закончилась землетрясением и цунами. Проблемы на комплексе атомных электростанций в Фукусиме (см. материал «Фукусимский кипятильник»), питающих электричеством Токио, поначалу казались либо вовсе не серьезными, либо вполне поддающимися решению. Однако с течением времени становилось все более очевидным то, что власти страны и оператор электростанции, компания TEPCO, не в состоянии справиться с ситуацией и, возможно, даже вводят людей в заблуждение относительно того, насколько эта ситуация серьезна.«Я готов был согласиться с тем, что пожар на одном реакторе — непосредственное следствие землетрясения и цунами. Но второй взрыв, неудачные попытки спасти ситуацию и увеличение с каждым днем количества проблем однозначно свидетельствовали о двух вещах. Первая: нам не говорили правды с самого начала, уж не знаю, по злому умыслу или по незнанию. Вторая: все проблемы Фукусимы — следствие системных проблем в управлении станцией, которые начались не вчера и на которые все до сих пор закрывали глаза»,— говорит американский эксперт Джеймс Толл. По его словам, «когда люди начали разбираться в истории станции, все встало на свои места».

12 марта. Тушение пожара на НПЗ в городе Итихара, префектура Тиба

Человеческая трагедия отошла на второй план. Главной темой стали уже не землетрясение, цунами или стойкость японцев в преодолении последствий катастрофы. Главной темой стала история о том, что японцы не только ничего не сделали, чтобы предотвратить проблемы на своих АЭС, но и вводили весь мир в заблуждение относительно масштабов катастрофы.

Обсуждалось, например, как руководство электростанции «Фукусима-1» еще в самом начале кризиса отказалось впускать на территорию станции два пожарных расчета, которые были направлены туда командованием американских войск в Японии. «Они просто заявили, что не откроют для нас ворота и что в нашей помощи они не нуждаются»,— говорил один из американских военных. Это же позже подтвердил и официальный представитель группы американских войск в Японии.
Говорили и о том, что история TEPCO — это история организации, которая традиционно вводит общественность в заблуждение. Еще в 2002 году тогдашнему президенту компании пришлось подать в отставку после того, как правительство совершенно случайно выяснило, что компания на протяжении десятилетий предоставляла властям ложную техническую информацию. Это означало, что все обязательные проверки базировались на неверных данных и, соответственно, заключения, сделанные по ним, были тоже неверными. Руководство компании обманывало правительство, а рядовые сотрудники, как выяснилось в 2007 году, обманывали свое руководство. Оказалось, что работники электростанций считали чем-то само собой разумеющимся сокрытие от своего начальства опасных инцидентов на станциях. Самая свежая отставка руководства компании в связи с сокрытием информации и предоставлением ложной информации случилась в сентябре прошлого года, когда в отставку были вынуждены подать президент и председатель совета директоров TEPCO.

«Предполагать, что такая компания, как TEPCO, будет всерьез делиться информацией,— немыслимая глупость»,— заметил один из западных экспертов, комментируя новость о том, что разъяренный премьер-министр Японии Наото Кан вызвал к себе руководителей компании и, оставив, по слухам, всякую вежливость, задал вопрос «Так что, черт возьми, у вас там происходит?». Еще больший скандал вызвало решение руководства TEPCO в какой-то момент вовсе эвакуировать станции из-за повышения уровня радиации. Это означало, что все работы на станции прекратятся. От компании потребовали вернуть рабочих на станцию, поскольку, в конце концов, борьба с чрезвычайной ситуацией входит в их служебные обязанности.

Впрочем, вызывали недовольство и действия властей. Дошло даже до открытого конфликта с теми же американцами, которые усомнились в достаточности объявленной правительством Японии 20-километровой запретной зоны вокруг АЭС в Фукусиме. Американцы посчитали, что, учитывая постоянно ухудшающуюся ситуацию, минимальная разумная запретная зона — 80 км вокруг станции.

Результат — настоящая паника, охватившая и Японию, и весь мир. Иностранцы, еще вчера с уважением говорившие о вежливых японцах, стоящих в очередях и готовых довольствоваться одним помидором в день, сообщали о сметенных товарах в магазинах (первым исчез алкоголь), массовом исходе из крупных городов, расположенных вблизи от АЭС, эвакуации иностранцев из Японии. Токио уже покинули иностранные сотрудники ведущих мировых компаний. Эвакуируются посольства, а представители суси-баров по всей планете один за другим жалуются на отток посетителей — и это при том, что продукты, которые используются при изготовлении блюд, либо вовсе не японского происхождения, либо завезены из Японии задолго до катастрофы.

И никого не волнует, что даже при самом худшем развитии событий речь может идти только о более или менее сильном выбросе радиации в виде газового облака, которое вполне может рассеяться, а под наихудшим сценарием для АЭС эксперты подразумевают спекание топлива, что действительно крайне неприятно для самой станции (реактор в этом случае не подлежит восстановлению), но не грозит миру второй Хиросимой.

«Мир охватила, пожалуй, самая страшная форма паники. Боязнь облучения настолько же иррациональна, как и боязнь смерти. И именно поэтому ее нельзя вылечить ни уговорами, ни объяснениями»,— цитируют газеты американского психолога Айру Левина.

16 марта. Эвакуированные из префектуры Фукусима проходят радиационный контроль в городе Нихоммацу

Японское будущее
Пожалуй, лишь бизнес, японский и мировой, сохраняет в этой ситуации сдержанность и хладнокровие. Разумеется, инвесторы начали сбрасывать акции японских компаний, а производители урана жалуются на падение цен на сырье. Однако что касается перспектив самой Японии по выходу из кризиса, то абсолютное большинство экспертов настроено оптимистично.

«Я вспоминаю фразу, которую как-то бросил один из японских министров пару лет тому назад. Он говорил о том, что Японии для выхода из экономического кризиса необходимо хорошее землетрясение. Оно и случилось»,— говорит британский эксперт Роберт Куксон.

Никто не сомневается, что Япония, одна из самых сильных экономик мира, справится с трудностями. Пример тому — страшное землетрясение 1995 года, происшедшее в Кобе. Да, оно было меньшим по магнитуде и количеству жертв, за ним не последовали цунами и ЧП на АЭС, однако оно вполне сопоставимо с нынешним, поскольку произошло в еще более промышленно развитом районе, так что удар по экономике и промышленности Японии вполне сопоставим. Тогда Япония справилась с последствиями землетрясения за пару лет.

«В краткосрочной перспективе, разумеется, последствия всех этих катастроф ужасны. Но если говорить о среднесрочной и долгосрочной перспективе, то землетрясение, простите за звучащую цинично фразу, вполне может принести Японии какую-то пользу. Экономике страны необходимы средства, и теперь она их получает»,— говорит один из экспертов. «Банк Японии уже предоставил почти $200 млрд, скорее всего, последуют и новые вливания. Япония имеет средства для этого. Я не специалист в области ядерной энергетики и не могу комментировать сообщения о грядущем ядерном Армагеддоне для Японии. Но я могу точно сказать, что экономического Армагеддона не будет. Ни в Японии, ни в остальном мире»,— утверждает он.

Обсудить на форуме

Реклама
 

Метки: , , , , , ,