RSS

Архив за день: 05.06.2011

Учитесь у Грузии — Грузинский опыт реформы МВД


Пока в России только обсуждают, как реформировать МВД, соседняя Грузия, которая до недавних пор имела те же проблемы в правоохранительных структурах, смогла их кардинально преобразовать. Теперь рядовые жители закавказской республики и ее гости, будто сговорившись, хвалят обновленную грузинскую полицию. Впрочем, грузинская оппозиция настроена скептически – по ее мнению, МВД приобрело политические функции, а сама Грузия превратилась в полицейское государство с переполненными тюрьмами. Корреспондент РИА Новости попытался проанализировать грузинский опыт.Все понятно с грузинской полицией становится еще в Москве. Чтобы договориться о моем приезде, корреспондент РИА Новости позвонил начальнику информационно-аналитического департамента МВД Шоте Утиашвили. Тот моментально согласился, проявив знаменитое кавказское гостепреимство и подчеркнутую демократичность. На мои слабые попытки прислать грузинам официальное письмо на бланке редакции Утиашвили ответил, что такое письмо не нужно и можно приезжать в любой момент.
В Тбилиси первые же опрошенные горожане отзывались об обновленной полиции исключительно в восторженных тонах. Так, пожилой таксист Зураб отметил, что современную полицию в Грузии никак нельзя сравнивать с тем, что в стране было раньше. «Раньше взятки вымогали на каждом шагу, ни за что, просто за проезд. А сейчас едешь до Батуми или Поти хоть днем, хоть ночью — никто не остановит, если не нарушаешь. Ну, а если нарушаешь — будь добр отвечать. И не дай бог взятку предложить — наручники сразу», — сказал таксист.

Доволен полицией и молодой работник отеля Сурхан: «Очень вежливые стали. Пьяного увидят на улице — посадят в патрульную машину. Но не в вытрезвитель отвозят, а домой».

«Агентство добрых дел»

От Тбилиси до города Рустави, что у азербайджанской границы, ведет разбитая асфальтовая дорога. Проносятся пустые, бывшие колхозные поля, пасутся козы, стоят обшарпанные автозаправки местных фирм и красивые новые АЗС известной российской нефтяной компании. Навстречу едут старые машинки еще советского производства и навороченные современные джипы.

С серых панельных девятиэтажек начинается сам Рустави. Здесь находится главный офис Сервисного агентства — предмета гордости авторов полицейской реформы. Его современные здания на общем фоне смотрятся просто инопланетно.
В Сервисное агентство выведены все услуги, оказываемые полицией. В ее офисах можно сдать на права, растаможить машину, получить на нее номера и оформить техпаспорт. Там же можно получить разрешение на оружие и справку об отсутствии судимости.

Директор агентства Леван Санадзе производит впечатление не чванливого госслужащего, а директора процветающей фирмы, ориентированной на клиента со всеми его запросами. На встречу с корреспондентом РИА Новости Леван выходит в розовой рубашке, в которой обычно фланирует по агентству — в кабинете ему сидеть некогда.

Рассуждает он тоже как менеджер – хвастается, что ему удалось продать 42 автомобильных номера за 10 тысяч лари (6 тысяч долларов) — именно столько стоят номера из семи одинаковых цифр или с именем владельца или его любимой женщины. Не утаил Санадзе и того, что агентство не получает из бюджета ни копейки, зарабатывая все самостоятельно. «Наша главная задача – чтобы человек от нас уходил счастливым», — произнес под конец встречи руководитель агентства.Небольшой опрос на выходе показал, что клиенты действительно уходят довольными — особенно те, кто хорошо помнит старую грузинскую полицию или кто приехал из соседних республик и может сравнивать.

Например, растаможить пригнанную из Германии машину, поставить ее на учет и получить номера можно всего за 15 минут. Главный секрет подобной оперативности — в том, что все компьютеризировано. «Мы посчитали: информация, нужная для растаможки и постановки на учет, повторяется на 70%. Таким образом, зачем два раза заполнять одно и то же», — сказал Санадзе.

Кроме того, клиенты агентства ничего не заполняют от руки. Документы из других ведомств им не нужно приносить «на бумажных носителях» — операционистки получают их через интернет. Здесь же можно заплатить штраф за несвоевременную растаможку и погасить задолженность по налогам – для этого не надо бегать по офисам соответствующих министерств, их представители имеют кабинеты в агентстве.

Торговля красивыми номерами, котрые так ценятся на Кавказе, поставлена на поток, а доходы от этого идут напрямую государству. Сам Леван, кстати, ездит на «Паджеро» с весьма скромными номерами из произвольной комбинации букв и цифр. И вовсе без мигалок.
Сдача теоретического экзамена на права тоже проходит через компьютер. Причем сдавать можно не только на языках, используемых в Грузии, но и ее соседей, в том числе русском и турецком. Проходит сдача анонимно — экзаменуемому присваивается идентификационный номер.

В случае провала претендент может прийти на пересдачу уже через неделю. Если теорию он сдает успешно, то сразу может идти на вождение. В тот же день может получить готовые права, причем без каких бы то ни было взяток. «Взяточный» вариант заведомо убыточен — за такие «шалости» в агентстве наказывают очень строго. За три года работы агентства оттуда были уволены пять человек, трое из которых за взятки в 100-150 долларов отправились на нары на 8-10 лет.

Впрочем, в этой работе присутствует не только кнут, но и весьма ощутимый пряник. Зарплату сотрудников подняли до 600-700 долларов, что сильно больше средней зарплаты в Грузии. Понятно, что полицейские за свои места держатся крепко.

Коррупцию и ГАИ отменили одновременно

Второе важное ноу-хау грузинской полиции — отмена ГАИ как таковой. «Именно из ГАИ и росла коррупция. Почему милиция во всех бывших советских республиках такая коррумпированная? Потому что везде со времен СССР осталось ГАИ», — уверен глава МВД Грузии и главный вдохновитель реформы министерства Иванэ Мерабишвили.

И пусть его тезис можно считать спорным, однако факт остается фактом – коррупцию и ГАИ в грузинской полиции отменили одновременно. МВД Грузии вообще обновили на 85%. Корреспондент РИА Новости очень хотел пообщаться с бывшими полицейскими, однако все они как один под разными предлогами от встречи отказались.

Теперь функции дорожной полиции выполняет специальная Патрульная служба. В кустах, как некоторые коллеги из сопредельных стран, никто не прячется, но на опасных или сложных местах дороги патрули тоже стоят — чтобы, как подчеркивают в грузинском МВД, «помогать гражданам в сложных случаях». Патрульной службе также переданы функции, которые в России выполняют ППС.

В 10 вечера я сажусь в новенькую «Шкоду Октавию» старших лейтенантов Левана Чологаури и Георгия Сванидзе, их ночная смена как раз началась. В этот раз за рулем сидит Леван, но вообще-то старшего у них нет — они равны. В этом, а также в том, что составы патрулей постоянно тасуют, и есть залог того, что между сослуживцами не возникает желания покрывать возможные противозаконные дела друг друга.
Работа патруля состоит в том, чтобы ездить по назначенному ему «квадрату», на которые разбиты все районы города, и реагировать на увиденное, а также на звонки граждан по телефону 002. По этому же телефону можно позвонить при ДТП — звонят не только его участники, но и просто свидетели. Приехать на место аварии или происшествия полицейские обязаны за 5 минут. С учетом того, что машина всегда находится в своем довольно небольшом квадрате, это вполне реально.

«Знают это и грабители, — не скрывает гордости Леван. – Знают они и то, что мы приедем не через час и не на старой таратайке, а быстро и на хорошей машине. Поэтому и грабежей стало значительно меньше». «Теперь нас чаще вызывают, если котенок на дерево залез или если муж домой ночевать не пришел», — добавляет Георгий.

Вот и в эту ночь «не везет» — нигде ничего не происходит. Леван с Георгием объезжают проблемные места — какой-то парк, в кустах которого может случиться нехорошее, а также озеро и улицу с ресторанами. Везде спокойно, хотя людей в эту летнюю ночь немало. Однако само присутствие полицейской машины напоминает отдыхающим, что нарушать не стоит.

Наконец мне везет. На перекрестке патрульные замечают «Фольксваген» с разъехавшимся колесами. Леван выходит из машины, вежливо выясняет у водителя, что у того развалилась шаровая, ставит на дороге предупредительный знак и вызывает эвакуатор.
В реформе грузинского МВД важное место занимали изменения в Полицейской академии — кузнице будущих стражей порядка нового образца.
Для начала будущим курсантам академии надо выдержать серьезный конкурс – 30-50 человек на место. Такая популярность уже сама по себе говорит о престиже работы в полиции. Причем идет молодежь сюда, судя по всему, не из предвкушения «левых» доходов, как во многих других республиках СНГ. Опрошенные корреспондентом РИА Новости студенты на полном серьезе произносили высокие слова о необходимости служить родине и обществу.

Обучение идет недолго, 7-8 недель – по сути, курсанты за это время успевают изучить только азы, а все остальное приходит с практикой. Любопытно, что до реформы курсанты учились четыре года. «За это время полицейские обучались дисциплинам, им не нужным, вроде физики, — говорит руководитель информационно-аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили. – Теперь мы берем в полицию только с высшим образованием, поэтому общеобразовательным дисциплинам студентов учить уже не надо».

Важную роль в обучении играет собеседование с психологами и тесты на психологическую устойчивость и интеллект. В полицию берут только претендентов с IQ выше среднего. Бывали случаи, когда на работу не брали курсанта, подходящего по всем критериям и успешного в учебе, но недостаточно психологически устойчивого, рассказала РИА Новости начальник учебного управления Академии Мадлена Хелашвили.
Грузинская полицейская академия существовала и раньше, до реформы, еще с 90-х годов. По словам директора Академии Хатии Деканоидзе, во время реформы преподавательский состав академии обновили кардинально – здесь говорят, что избавились от коррумпированных преподавателей, помогавших поступать и учиться за взятки. Избавились попутно и от тех, чьи знания устарели.

Бочки дегтя

Казалось бы, замена ветеранов новичками и резкое сокращение сроков обучения в Полицейской академии должно было привести к резкому падению профессионального уровня полиции. Но этого не случилось.

«Профессионалы, которые работали при Шеварнадзе (до «революции роз» 2003 года), — их было мало и в те времена — остались, — признает Ника Лалиашвили, один из критиков реформы МВД, замруководителя оппозиционной фракции христианских демократов в грузинском парламенте. — Может быть, они не занимают ключевых позиций, но они на ответственных постах. Так что в целом можно сказать, что сейчас в полиции работают профессионалы».

Претензии у оппозиции совсем другие. По словам Лалиашвили, с объединением МВД с министерством госбезопасности правоохранительные органы приобрели функции политической полиции. Он вспоминает примеры разгона оппозиционных митингов в Тбилиси с применением запрещенных на тот момент резиновых пуль.

А в регионах Грузии, утверждает Ника Лалиашвили, были прецеденты, когда людям, чьи дети имеют проблемы с законом, угрожали, что «если они не проголосуют за определенную партию, то их сыновья попали в тюрьму». «Есть и случаи, когда людей обрабатывают: у тебя есть бизнес, в котором не все чисто, но мы, мол, закроем глаза, если во время выборов ты сделаешь вот это и это», — утверждает оппозиционер.

Еще одна проблема – тотальное прослушивание телефонов. Законодательная база для того, чтобы взять санкцию на прослушку, настолько упрощена, что это «может сделать любой оперативник», утверждает Ника Лалиашвили. «Берешь любое уголовное дело и относишь в суд список телефонов, которые для следствия якобы надо прослушивать, — описывает депутат процедуру. — К делу можно прикрепить хоть сто телефонных номеров». Случаев, когда бы судья отказал в санкции, ему не известно ни одного. «Судья — это человек, который сейчас боится всех: полицейского, прокурора, политических боссов. Единственный, кого он не боится, — это гражданин Грузии», — резюмирует Лалиашвили.
На среднем и низком уровне коррупция и «крышевание» бизнеса со стороны МВД исключены, признает политик. «Но сейчас в Грузии силовые структуры такие мощные, что волей-неволей бизнес подчиняется им. Они могут приказать ему практически все, — говорит он. — Ни один бизнесмен, несмотря на то, что у многих есть открытые симпатии к каким-нибудь оппозиционным партиям, не посмеет дать и один цент. А в фонды, связанные с правительством и партией, если это будет угодно правительству, они «с радостью» сделают взнос».

С депутатом согласен и известный адвокат и правозащитник Гела Николаишвили. «Если полицейские на улице перестали брать взятки, это не означает, что коррупция искоренена. Коррупция стала более централизованной, элитарной. Команда Саакашвили победила воров в законе, но сама заняла их место, а бюджет страны превратился в подобие воровского общака», — сказал правозащитник.

Он привел в пример систему штрафов, которые заменили коррупцию в судах: если раньше человек откупался от судьи с помощью взятки, то теперь он платит штраф в государственный бюджет, из которого судья и полиция получает премии. То есть форма стала цивилизованной, а суть осталась прежней.

«То, что МВД превратили в мощную вертикаль — это правильно, — замечает адвокат. — Другое дело, что люди на верху этой вертикали часто используют ее в своих политических и деловых интересах».

Реформаторы превратили Грузию в полицейское государство, считает правозащитник Николаишвили и приводит еще одно доказательство: число заключенных в грузинских тюрьмах в тюрьмах за годы правления Саакашвили выросло в пять раз — с 6 до 30 тысяч. Около 50 из них, считает правозащитник, по сути, политзаключенные — они стали жертвами собственной политической активности. При этом осудили их по уголовным статьям — официально инакомыслие в Грузии, конечно, не преследуется.

«Да, мы заполнили наши тюрьмы и строим новые. Но кто все эти люди (которые там сидят)? Это те самые воры в законе и уличная преступность, которая не успела к вам в Россию сбежать», — отметил в интервью РИА Новости глава грузинского МВД Иванэ Мерабишвили.

Министр также сказал, что в сегодняшней Грузии нет рэкета и организованной преступности, не похищают людей и машины, а за последние 4-5 лет не было ни одного заказного убийства. «Если это называть полицейским государством, то я горжусь, что в Грузии построено полицейское государство», — подытожил Мерабишвили.

Обсудить на форуме

Реклама
 
Комментарии к записи Учитесь у Грузии — Грузинский опыт реформы МВД отключены

Опубликовал на 05.06.2011 в Интересные Факты, Международные новости, Новости, Онлайн видео, Публикации, Рассказы, Сенсации

 

Метки: , , , , ,

Теракты и похищения – звенья одной цепи — Лукашенко


Белорусская диктатура применяет весь репрессивный механизм подавления свободомыслия.
Об этом заявила вдова похищенного в Беларуси бизнесмена и общественного деятеля Анатолия Красовского, лидер гражданской инициативы «Мы помним» Ирина Красовская.
Если дело о теракте в минском метро раскрыли фактически за сутки, почему за 11 лет не смогли поставить точку в делах о громких исчезновениях? Тем более, что у следователей, по идее, вообще не было никаких зацепок, а по пропавшим — масса документов, признаний и показаний.

— Теракты, похищения оппонентов, фальсификация выборов, расправы над участниками мирных демонстраций — это все звенья одной цепи, это все проявления диктаторского режима, который держится на страхе: на страхе народа быть наказанным и поэтому боящимся сопротивляться, а также на страхе власти потерять силу и по этой причине применяющей весь репрессивный механизм подавления всякого свободомыслия.

Но каждый диктатор страшен только пока он у власти. Рано или поздно любая диктатура бесславно уходит, и все диктаторы заканчивают одинаково. Последние события в мире показали это. И тем страшнее в Беларуси становится тем, кто стоит за уничтожением свободы слова, свободы собраний, свободы выбора и права на жизнь и справедливый суд.

Отсюда неоправданно жестокая реакция власти, а также неадекватные слова и поведение их лидера. Отсюда абсурдные обвинения участникам мирных демонстраций, незавершенные расследования политических исчезновений, публичная ложь и оскорбления в адрес не только оппозиции, но и мировых политиков. Мне жаль только тех людей, которые до сих пор верят государственной пропаганде. После странной смерти Геннадия Карпенко и исчезновения Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Димы Завадского я слышала и видела немало реакций со стороны разных людей в Беларуси — от сочувствия и сопереживания до открытой ненависти и защиты действий режима. После Площади 19 декабря тех, кто перестал верить режиму, стало гораздо больше. И это радует. Обидно только, что это процесс восстановления самосознания и самоуважения слишком медленный. И в то время, как наши соседи в Польше, Литве, Латвии уже живут нормальной европейской жизнью – не стоят в очереди за валютой или визами, могут купить сахар и гречку без очереди, могут послать ребенка в любой университет и поехать на работу в любую страну – Беларусь становится все большим изгоем и посмешищем в центре Европы.

Что касается скорости и эффективности работы правоохранительных органов в деле расследования терактов и исчезновений — то это зависит не от их профессионализма, а от политического заказа сверху. Кто станет расследовать политические похищения, если среди главных подозреваемых в причастности к насильственным исчезновениям стоят имена Лукашенко, Шеймана, Сивакова, Васильченко, Павличенко, Наумова? Мог ли генеральный прокурор Шейман возбудить уголовное дело против самого себя, или же министр внутренних дел Наумов дать приказ допросить президента? Не сомневаюсь в том, что следственные органы работают профессионально. И если бы им позволили ответить на все вопросы, просьбы, требования, жалобы, которые мы им ставили в течение 10 лет, дело было бы расследовано уже давно. Но нет ответов на вопросы: почему в ноябре 2000 года был арестован командир в/ч 3214 МВД Павличенко, а затем отпущен после вмешательства президента? Почему Председатель КГБ Мацкевич и генеральный прокурор Божелко мгновенно были уволены со своих постов сразу после этого? Для каких целей выдавался расстрельный пистолет из СИЗО МВД в дни, совпадающие с датами исчезновений Захаренко, Гончара и Красовского? Почему была отменена просьба генерального прокурора Божелко к России прислать аппаратуру для поиска трупов в земле? Есть сотни других безответных вопросов. Ответов нет, так как ответы на эти вопросы могли бы полностью изменить всю политическую ситуацию в стране.

Когда в последний раз Вы получали какую-нибудь официальную информацию о деле Красовского?

Последнюю развернутую информацию, полученную от следственных органов (если можно считать таковой сообщение на 7 листах), я получила в январе 2003 года в постановлении следователя прокуратуры г. Минска Чумаченко о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по факту исчезновения Гончара и Красовского. Это в принципе и единственная развернутая информация, которую мы получили за 12 лет. В этом официальном сообщении мы нашли много фактов и противоречий, которые впоследствии наши юристы, а также спецдокладчик Парламентской Ассамблеи Совета Европы Христос Пургуридес смогли использовать (в сочетании с другой полученной нами информацией) для выводов о причастности высших должностных лиц Беларуси к насильственным исчезновениям политических оппонентов. Дело было приостановлено в январе 2003 года, а затем возобновлено в июне 2003 года, наверное, частично из-за наших жалоб и давления мировой общественности, но более вероятно для того, чтобы впредь не совершать такие ошибки, как предоставление возможности получения родственниками и юристами доступа к любой официальной информации о расследовании дел исчезновений политических лидеров в Беларуси.

С 2003 года у меня нет никакой официальной информации от прокуратуры о проведении следственных или иных действий по делу исчезновения Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Ссылаясь на то, что «расследование преступления продолжается, сведения о проводимых по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях до окончания расследования разглашению не подлежат», прокуратура уже более 8 лет отказывает нам в получении любой информации по делу до его завершения (когда?). С тех пор я каждые 3 месяца получаю информацию о том, что следствие продолжается за подписью очередного главного, старшего, самого старшего или иного следователя по особо важным или важнейшим делам прокуратуры города Минска. Я уже перестала вести счет количеству поменявшихся следователей и их имен. Думаю, что им самим неловко видеть свою подпись под этими документами, так как это разрушает их моральное и профессиональное самоуважение.

Верите ли Вы в официальную версию дела о взрыве в метро?

Не верю. И причина опять все в том же — в зависимости правосудия от политического заказа. Кроме того, до сих пор общество не получила внятных ответов от властей на конкретные вопросы. А то, что пытаются навязать обществу – не объясняет происшедшего, а поднимает еще больше вопросов по поводу как подозреваемых, так и действий правоохранительных органов. А в последнее время мы к тому же видим столько абсурдных ситуаций, связанных с правосудием и теми, кто его осуществляет, что доверие к ним падает с появлением каждого нового омоновца, «избитого» мирными демонстрантами или спецназовца с травмой «отека верхней части заднего бедра».

Как обстоят дела с Вашим иском к правительству Беларуси?

— Поскольку Беларусь не является членом Совета Европы, то практически единственным местом для осуществления правосудия в делах о насильственных исчезновениях является Комитет по правам человека (КПЧ) Организации Объединенных Наций . Наш иск к правительству Беларуси находится в КПЧ ООН с 2008 года. Мы уже прошли все процедурные вопросы принятия иска ООН. Неоднократно обменялись многочисленными ответами и комментариями с официальными властями Беларуси по поводу процедуры принятия иска. Вполне естественно, что белорусская сторона пытается затянуть эту процедуру. К примеру, одно из их возражений против принятия КПЧ нашей жалобы заключалось в том, что мы якобы не можем обращаться в КПЧ, так как дело находится с 2000 года в рассмотрении Рабочей Группы ООН по насильственным и недобровольным исчезновениям. Но любой юрист-профессионал знает, что никакого противоречия здесь нет, и эти две процедуры не пересекаются. Но тем не менее наши юристам пришлось растолковывать белорусской стороне эту истину.

Далее, белорусская сторона запросила все материалы дела (а это около 2000 страниц текста , включая приложения) перевести на русский язык (оригинал иска и приложения представлены в ООН на английском). Это также заняло определенное время, хотя я не сомневаюсь, что белорусские власти имеют копии доклада Пургуридеса, нашу переписку с прокуратурой и другие материалы на русском языке. Я не пересказываю всех деталей нашей переписки с «компетентными органами Республики Беларусь». Что касается времени рассмотрения жалобы, то, к сожалению, все еще слишком много диктатур в мире и слишком мало судебных органов для них, поэтому существует достаточно длинная очередь на рассмотрение дел по правам человека в ООН. Мы надеемся, что наш иск будет рассмотрен на одном из следующих заседаний. С принятием новой Конвенции ООН о недобровольных и насильственных исчезновениях (декабрь 2006 года) и с момента вступления конвенции в силу после ратификации 20-ю государствами (декабрь 2010), а также начала работы специального Комитета ООН по насильственным исчезновениям (июнь 2011) у родственников похищенных появилось больше возможностей и механизмов привлечь к ответственности виновных в насильственных исчезновениях как государства, так и конкретных лиц, а также к получению информации и компенсации.

В течение 12 лет мы пытаемся найти правосудие, которого в Беларуси нет и не будет при нынешней власти. Мы просто храним память о тех, кто ушел – о Геннадии Карпенко, о Викторе Гончаре, об Анатолии Красовском, о Дмитрии Завадском. Власти пытаются уничтожить всякое свободомыслие в стране. Но память уничтожить нельзя. Нет границ в наших воспоминаниях и любви, как и нет срока давности за эти преступления. Нельзя уничтожать людей за их желание жить в свободной и процветающей европейской стране, так же как нельзя заключить под стражу будущее Беларуси.

Площадь 19-го декабря – это новое проявление свободы и желания жить в демократическом, свободном, справедливом, европейском государстве. Я горжусь тем, что была на площади в это вечер вместе с моими друзьями Андреем Санниковым, Ириной Халип, Димой Бондаренко, Александром Отрощенковым, Натальей Радиной, Николаем Халезиным, Натальей Колядой и многими- многими – многими другими моими друзьями, знакомыми, теми, кого я не знаю, но кто пришел на площадь выразить свою поддержку будущему Беларуси.

К моему огромному сожалению, я не могу сегодня быть рядом с Владимиром Трофимовичем Халипом, Аллой Владимировной Санниковой, Люциной Юрьевной Бельзацкой, Людмилой Федоровной Мирзаяновой и другими родителями участников Площади в этот сложный для них момент. Но я хочу, чтоб они знали, что их дети – герои свободной Беларуси, что они могут и должны гордиться их стойкостью, убежденностью, достойным поведением на Площади и после.

Я не могу быть сегодня рядом с моей подругой Ириной Халип. Но хочу сказать: «Ира, держись! Своим мужеством ты покорила тысячи людей, заставили их задуматься над их собственной жизнью и будущем их детей. Я хочу, чтоб ты знала, что я и мой муж, наши соседи, все, кто тебя знает и много людей, которые никогда не встречались с тобой, но знают о тебе, Андрее, Даньке — передают тебе огромный привет и большие слова поддержки. Уверена, что скоро увидимся!»

Я не смогла быть на процессе, когда судили Диму Бондаренко и Александра Отрощенкова. Но хочу сказать Оле и Даше – ваши мужья заслужили вашу любовь и наше уважение.

Я хочу сказать всем родным и близким тех, кто сейчас за решеткой, тех, кто вынужден покинуть страну после разгрома мирной демонстрации – благодаря вашим детям, мужьям, женам и родителям Беларусь уважают в мире, благодаря им у новой Беларуси появилось огромное количество друзей в разных странах земного шара, друзей, которые переживают, сочувствуют, молятся, стараются помочь и поддержать и верят, что Беларусь будет свободной очень скоро.

Обсудить на форуме

 
Комментарии к записи Теракты и похищения – звенья одной цепи — Лукашенко отключены

Опубликовал на 05.06.2011 в Белоруссия, КГБ, Криминал, Кровавые хроники, Лукашенко, Онлайн видео

 

Метки: , , , ,