RSS

Архив рубрики: Компромат

Сколько раз Запад спасал Россию (Видео)


Одна из двух картин Ивана Айвазовского, посвященных помощи американцев голодающим российским крестьянам. Звездно-полосатый флаг и поклонение ему голодных крестьян четко видны на полотне.
Картина Айвазовского «Раздача продовольствия», написанная художником в 1892 году, — одна из тех, которые не приветствовались к показу в современной России.
На русской тройке, груженной американским продовольствием, стоит крестьянин, гордо поднимающий над головой американский флаг. Жители деревни размахивают платками и шапками, а некоторые, упав в придорожную пыль, молятся Богу и воздают хвалу Америке за помощь.
Картина посвящена американской гуманитарной кампании 1891–1892 годов, в помощь голодающей России.
Будущий император России Николай II заявил: «Мы все глубоко тронуты тем, что к нам из Америки приходят корабли, полные продовольствия». Резолюция, подготовленная видными представителями российской общественности, в частности, гласила: «Посылая хлеб русским людям в годину лишений и нужды, Соединенные Штаты Америки проявляют наиболее волнующий пример братских чувств».
У россиян — короткая память: согласно соцопросам, они считают США врагом № 1, забыв, что Штаты неоднократно помогали их стране. Так было и в ходе обеих мировых войн — официальный Вашингтон не только был союзником, но и помогал займами и различной техникой. А незадолго до Первой мировой обычные американцы в прямом смысле спасали могучую, как казалось тогда многим, Российскую империю от голода.
Сохранились даже художественные доказательства этому — картины, нарисованные известным российским художником-маринистом Иваном Айвазовским.
В апреле 1892 года он наблюдал, как в прибалтийские порты Лиепаю и Ригу прибывали американские корабли, груженные пшеничной и кукурузной мукой. В России их ждали с нетерпением, так как уже почти год империя страдала от голода, вызванного неурожаем.
Власти не сразу согласились на предложение филантропов из США о помощи. Ходили слухи, что тогдашний российский император Александр ІІІ прокомментировал продовольственную ситуацию в стране так: “У меня нет голодающих, есть только пострадавшие от неурожая”.
Однако американская общественность уговорила Санкт-Петербург принять гуманитарную помощь. Фермеры штатов Филадельфия, Миннесота, Айова и Небраска собрали около 5 тыс. т муки и отправили ее за свои деньги — сумма помощи составила около $1 млн — в далекую Россию. Часть этих средств пошли также на обычную финансовую помощь. Кроме того, американские государственные и частные компании предложили российским аграриям долговременные займы на сумму $75 млн.
Айвазовский написал два полотна на эту тему — Раздача продовольствия и Корабль помощи. И подарил оба вашингтонской Corcoran Gallery. Неизвестно, был ли он свидетелем сцены прибытия хлеба из США в русскую деревню, изображенную на первой картине. Однако атмосфера всеобщей благодарности американскому народу в тот голодный год была намного больше, чем в современной России.
Останься картины в РФ, возможно, россияне сохранили бы и чувство благодарности к американцам.
“Неожиданное” бедствие
“Осень 1890‑го была сухой,— писал в своих воспоминаниях Дмитрий Нацкий, юрист из российского города Елец, расположенного возле Липецка.— Все ждали дождя, в сухую землю боялись сеять озимые хлеба и, не дождавшись, начали сеять во второй половине сентября”.
Цензура стала вычеркивать из газетных колонок слова голод, голодные, — князь Владимир Оболенский, издатель, о голоде 1891-1892 годов
Дальше он указывает, что посеянное почти нигде не взошло. Ведь зима была малоснежной, с первым весенним теплом снег быстро сошел, и сухая земля не насыщалась влагой. “До 25 мая стояла страшная засуха. В ночь на 25-е я услышал журчание ручьев на улице и очень обрадовался. Наутро оказалось, что прошел не дождь, а снег, сильно похолодало, и снег сошел только на следующий день, но было поздно. И угроза неурожая стала реальной”,— продолжал вспоминать Нацкий. Он также указал, что в итоге собрали очень бедный урожай ржи.
Засуха была повсеместной в европейской части России. Писатель Владимир Короленко так описывал это бедствие, постигшее Нижегородскую губернию: “По иссыхающим нивам то и дело проходили причты с молебнами, подымались иконы, а облака тянулись по раскаленному небу, безводные и скупые. С нижегородских гор беспрестанно виднелись в Заволжье огни и дым пожаров. Леса горели все лето, загорались сами собою”.
Предыдущие несколько лет тоже были малоурожайными. В России на такие случаи еще со времен Екатерины ІІ существовала система помощи крестьянам. Состояла она в организации так называемых местных продовольственных магазинов. Это были обычные склады, в которых сохранялось зерно впрок. В неурожайные годы региональная администрация ссужала из них крестьянам хлеб.
При этом к концу ХІХ века российское правительство привыкло к постоянным денежным поступлениям от экспорта зерна. В удачные годы в Европу продавалось больше половины урожая, а казна ежегодно получала более 300 млн руб.
Весной 1891 года Алексей Ермолов, директор департамента неокладных сборов, составил записку министру финансов Ивану Вышнеградскому, в которой предупреждал об угрозе голода. Правительство провело ревизию продовольственных магазинов. Результаты были пугающими: в 50 губерниях они были наполнены на 30 % от нормы, а в 16 регионах, где урожай был самым низким,— на 14 %.
Однако Вышнеградский заявил: “Сами не будем есть, а будем вывозить”. Вывоз зерна продолжался в течение всех летних месяцев. В тот год Россия продала почти 3,5 млн т хлеба.
Когда же стало понятно, что ситуация действительно критическая, правительство распорядилось запретить зерновой экспорт. Но запрет продержался всего десять месяцев: крупные помещики и коммерсанты, которые уже скупили хлеб для вывоза за рубеж, пришли в негодование, и власти пошли у них на поводу.
В следующем году, когда в империи уже вовсю свирепствовал голод, россияне продали в Европу еще больше зерна — 6,6 млн т.

А в это время американцы, прослышав о грандиозном голоде в России, собирали хлеб для голодающих. Не зная, что склады зернотрейдеров забиты экспортной пшеницей.
Голод игнорировали не только торговцы — власти первое время не признавали, что в стране настоящее бедствие. Князь Владимир Оболенский, российский меценат и издатель, по этому поводу писал: “Цензура стала вычеркивать из газетных колонок слова голод, голодные, голодающие. Корреспонденции, которые были запрещены в газетах, ходили по рукам в виде нелегальных листков, частные письма из голодающих губерний тщательно переписывались и распространялись”.
К хроническому недоеданию добавились болезни, которые при существующем тогда уровне медицины в империи обернулись настоящим мором. Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек. Это притом что в деревнях учет умерших велся далеко не всегда.
Помнить добро
20 ноября 1891 года Уильям Эдгар, американский издатель и филантроп из Миннеаполиса, который владел достаточно влиятельным в то время журналом Northwestern Miller, отправил в российское посольство телеграмму. От своих европейских корреспондентов он узнал, что в России настоящая гуманитарная катастрофа. Эдгар предложил организовать сбор средств и зерна для страны, терпящей бедствие. А посла Кирилла Струве просил узнать у царя: примет ли он такую помощь?
Через неделю, не получив никакого ответа, издатель отправил письмо того же содержания. Из посольства отреагировали еще через неделю: “Ваше предложение правительство России принимает с благодарностью”.
Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек
В тот же день Northwestern Miller вышел с пламенным воззванием. “В нашей стране зерна и муки настолько много, что это продовольствие вот-вот парализует транспортную систему. У нас столько пшеницы, что мы не сможем всю ее съесть. В то же время самые паршивые собаки, бродящие по улицам американских городов, питаются лучше, чем русские крестьяне”.
Эдгар отправил письма 5 тыс. зернотрейдерам восточных штатов. Он напомнил своим согражданам, что в свое время Россия очень помогла США. В 1862–63 годах, во время Гражданской войны, далекая империя прислала к американскому побережью две военные эскадры. Тогда существовала реальная угроза, что рабовладельческому югу, с которым воевал промышленный, придут на помощь британские и французские войска. Русские корабли простояли тогда в американских водах семь месяцев — и Париж с Лондоном не решились ввязываться в конфликт еще и с Россией. Это и помогло северным штатам победить в той войне.

На призыв Уильяма Эдгара откликнулись почти все, кому он отправил письма. Движение по сбору средств для России развернулось по всем Штатам. Нью-йоркский симфонический оркестр дал благотворительные концерты. Эстафету подхватили оперные исполнители. В итоге только артисты собрали для далекой империи $77 тыс.
Гуманитарную муку американцы свозили три месяца. Уже 12 марта 1892 года пароходы Миссури и Небраска с грузом помощи отправились в Россию. Сам Эдгар доплыл до Берлина, а до Петербурга добирался поездом. На границе его постиг первый шок. “Русские таможенники были так строги, что я почувствовал себя крысой в ловушке”,— писал путешественник. Эдгара поразила российская столица — ее роскошь не слишком соответствовала голодающей стране. Тем более что встретили его по местной традиции с хлебом и солью в серебряной солонке.
Затем американский филантроп проехался по голодающим регионам. Там‑то он и увидел настоящую Россию. “В одной деревне я наблюдал, как женщина готовила обед на семью. В горшке варилась какая‑то зеленая трава, к которой хозяйка бросила пару пригоршней муки и долила полстакана молока”,— писал Эдгар позже в своем журнале.
Поразили его и сцены раздачи привезенной им гуманитарной помощи. Один чиновник, занимавшийся распределением, разрешил голодным крестьянам взять столько, сколько они смогут унести на себе. “Изможденные люди взваливали на плечи по мешку муки и, едва передвигая ноги, тащили его своим семьям”,— сообщал Эдгар.
Не обошлось и без привычных для России курьезов, которые для американца были непонятны. Уже в Лиепае часть гуманитарки бесследно исчезла. Эдгара предупредили, что местные торговцы пойдут на любые хитрости ради выгоды. Месяцем ранее правительство закупило 300 тыс. фунтов зерна. Оказалось, что почти все оно перемешано с землей и потому было непригодно для употребления.
Прах истории
Американцы сильно облегчили жизнь голодающих регионов и в ответ получили искреннюю благодарность со стороны главных реципиентов помощи — обычных крестьян. Это впечатлило Айвазовского, который написал сразу два полотна об американской помощи.
Но о голоде, как и о картинах мариниста, увезенных в Вашингтон, в России вскоре позабыли. Как, впрочем, и о движении, начатом Уильямом Эдгаром.
Лишь в 1962 году обо всем этом стали писать американские газеты. Тогда США и СССР оказались на грани ядерной войны из‑за размещения на Кубе советских ракет. И американцы попытались найти точки соприкосновения в прошлом.
Первая леди США Жаклин Кеннеди одолжила картины Айвазовского у Corcoran Gallery для конференц-зала в Белом доме. На их фоне президент и его пресс-секретари выступали с заявлениями о ходе выяснения отношений с Москвой. Полотна Айвазовского, по мнению американской стороны, напоминали о былых братских чувствах между двумя народами.
Послужившие истории полотна в 2008 году продали на аукционе Sothеby’s за $2,4 млн. Покупатели — частные лица — неизвестны.

1. В 1905 году Россия фактически проиграла Японии войну, которую сама же ей и объявила. Великобритания, США и Германия предприняли тогда огромные усилия к тому, чтобы склонить Японию к подписанию мира с Россий, который фактически констатировал «ничью». Этот мир был подписан в Портсмуте (США). При том, что после Цусимы поражение России было очевидно даже самым твердолобым патриотам.

Россия осталась недовольна итогами этого мира, а его выгодность для себя (которую невозможно было отрицать) полностью приписала «невероятным» дипломатическим талантам С.Ю.Витте и самого Николая Второго.

2. 1 августа 1914 года Германия, в связи с отказом России отменить всеобщую мобилизацию, объявила ей войну. Началась Первая Мировая война. Союзники России — Великобритания, Франция и, с 1917 года, США взяли на себя основную тяжесть войны. Все главные битвы происходили на Западном фронте. Там и были связаны основные силы Германии и Австро-Венгрии.

В 1918 году Россия (которая в тот момент руководил засланный немцами Ленин) в одностороннем порядке, вопреки требованиям ее союзников, подписала с Германией предательский сепаратный мирный договор (т.н. Брестский мир) и вышла из войны.

3. В 1921 году в России, в связи с разрухой и политикой военного коммунизма начался голод. Голодало около 40 миллионов человек. Западные страны пришли на помощь Советской России не смотря на идеологические разногласия и предательство в 1918 году. Масштабы помощи были впечатляющими: так, например, неправительственная организация American Relief Administration (ARA) кормила 6 099 574 человек, американское общество квакеров — 265 000, Международный «Save the Children Alliance» — 259 751 человек, Нансеновский комитет — 138 000, шведский Красный крест — 87 000, германский Красный крест — 7 000, английские профсоюзы — 92 000, Международная рабочая помощь — 78 011 человек. К первому июня 1922 года советских столовых было открыто в голодных губерниях 7000, а столовых иностранных организаций — 9500. К осени 1922 года АРА закупает бельё и обувь, не востребованную армией США, для раздачи её в Советской России. До конца 1922 года усилиями входящих в АРА организаций была оказана помощь более 10 миллионам человек.

Помимо продовольственной помощи АРА также оказывало помощь в налаживании медицины, вакцинации и борьбы с вспыхнувшими эпидемиями. Представительства АРА были открыты в общей сложности на территории 38 губерний РСФСР. По оценкам Наркомвнешторга, АРА ввезла 36,3 миллиона пудов продовольствия, медикаментов и одежды общей стоимостью 136 миллионов рублей золотом. Для питания голодающих было открыто более 15 тыс. столовых. В пик активности на АРА работало 300 американских граждан и более 120 тысяч советских граждан.

После того, как голод победили, российскими властями капиталистический Запад был объявлен главным врагом Советской России и началась беспрецедентная пропагандистская кампания по подготовке войны с Западом. Ленин заявил: «Они продадут нам веревку, на которой мы их повесим!»

4. В 1941 году, в результате авантюристической внешней политики, Россия оказалась одна, без союзников в состоянии войны с Германией. Осенью 1941 года немцы подошли к Москве. Великобритания и США пришли на помощь России. Была оказана беспрецедентная помощь (в т.ч. т.н. «ленд-лиз») оружием, сырьем и продовольствием. Общий размер помощи составил 12 млрд. долларов в ценах 1941 года, или 200 млрд. долларов в современных ценах. Россия погасила лишь 7% этой суммы и то, лишь в начале 90-х годов. Остальной долг был списан союзниками.

Сразу после победы в 1945 году Советская Россия взяла курс на конфронтацию и подготовку к третьей мировой войне. Несмотря на разруху, она отказалась от участия в плане Маршалла и запретила участвовать в нем своим марионеткам в Восточной Европе. Только смерть Сталина предотвратила военное столкновение, катастрофические последствия которого (с учетом обладания обеими сторонами ядерным оружием) нетрудно предсказать.

5. В 1989-1991 годах Россия стояла на пороге реального голода, который был вызван абсурдной экономической политикой российских (советских) властей. Запад пришел на помощь России. Ей была оказана гуманитарная помощь прежде всего продовольствием. Только в 1991 году бесплатно было поставлено 241 тыс. тонн продовольствия. Помимо этого были выделены льготные кредиты для закупки у США зерна по ценам ниже рыночных. Большую помощь оказала России Германия. По всей Европе неправительственные организации собирали посылки для России.

Теперь мы об этом забыли. Теперь мы считаем, что никакого голода не было и не могло быть. А западная гуманитарная помощь (в очередях за которой люди друг другу чуть глаза не выцарапывали) — была не нужна. Как только Россия чуть-чуть оклемалась и «нарастила жирок», мы тут же снова вступили в конфронтацию с Западом. Теперь мы опять в «кольце врагов» и «коварный» Запад (оказывается!) все время (!) только и думает как прикончить Россию, захватить ее территорию, а ее население — поработить.

Может чего-нибудь в консерватории поменять?

Алфред КОХ

 

Метки: , ,

Россия выдает Украине террористов, воевавших за Лугандон


Российский суд собирается депортировать в Украину боевика Владимира Веклича, воевавшего за ЛНР в бригаде «Призрак». Поводом для высылки стало отсутствие регистрации в Санкт-Петербурге, где Веклич в последнее время работал на стройке. За отсутствие регистрации боевика приговорили к штрафу и высылке в страну проживания. Об этом пишет российское издание «Комсомольская правда».

В настоящий момент Веклич содержится в спецприемнике для иностранных граждан. В суде он объяснял, что был в ЛНР артиллеристом и что в Киеве его будут судить за сепаратизм и терроризм, однако суд не принял к сведению эти аргументы. Боевик рассказал, что приехал в Россию после того, как получил ранение и решил завязать с войной. В Петербурге он попытался зарегистрироваться для участия в программе «Соотечественники», но из всех регионов его согласился принять только Забайкальский край, и Веклич копил деньги (проезд к месту — за свой счет), чтобы доехать туда, зарабатывая на стройке.

Регистрация закончилась 13 мая 2016 года, а уже 2 июня Веклича задержал полицейский патруль. По словам незадачливого сепаратиста, полицейские просили у него мзду, однако он отказался платить, за что и поплатился. При этом, как пишет «Комсомольская правда», его случай — далеко не единственный в России.

В комментарии журналистам, председатель организации «Союз политэмигрантов Украины» Лариса Шеслер рассказала, что российские суды собираются выдать Украине около двух десятков боевиков, воевавших в Донбассе против ВСУ.

«Зимой из России чуть не выслали ополченца Костина, мы снова писали письма. Сейчас в Татарстане сидит ополченец Воронцов, его точно так же, как Веклича, уже приговорили к депортации… А всего таких случаев более двадцати! Нужен единый орган, занимающийся проблемами украинских беженцев и ополченцев», — рассказала Лариса Шеслер.

«Им, по-советски, кажется, что Москва — столица их Родины, и всех, восставших против бандеровского переворота, она примет, ведь так писали в СМИ? А, в реальности, миграционные законы жесткие, да и чиновники…» — пишет «Комсомолка».

О том, что Россия выдворяет назад в Украину боевиков, оболваненных ее же собственной пропагандой, также написало издание «Московский комсомолец». Там тоже описывается случай Веклича.

«Он действительно является украинским гражданином, постоянно зарегистрированным вдалеке от ДНР и ЛНР — на Западной Украине. А посему ему назначили стандартный штраф в пять тысяч рублей и административное выдворение за пределы Российской Федерации, а до момента выдворения временно поместили в спецучреждение временного содержания иностранных граждан УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, что расположено в Красном Селе, — здесь обычно сидят те, кто нарушил паспортный режим», — пишет издание.

Журналисты также сообщают, что вместе с Векличем в спецприемнике содержится также боевик «Оплота» Вячеслав Егоров, которого также собираются выслать в Украину.

«Если бы меня согласились вернуть, к примеру, через Донецк или Луганск. Но по закону отправить могут только в Киев, в столицу. А там что — в аэропорту уже спецслужбы караулят, известное дело; троих наших депортировали так из России, и с тех пор о них ничего не известно» — жаловался журналистам Егоров.

О том, что Россия уже выдала Украине нескольких сепаратистов, воевавших на Востоке во имя торжества «русского мира», рассказывал журналистам «Московского комсомольца» и один из поджигателей войны на Донбассе Александр Бородай.

«На самом деле проблема есть, и случаи подобной депортации не единичны. Просто о них не говорят. Я могу назвать как минимум десяток похожих инцидентов», — заявил он, но при этом пообещал, что впредь будет бороться, чтобы не допускать таких случаев.

Так, почему Россия выдворяет террористов ДНРЛо?

В Кремле прекрасно понимают, что эти индивиды никакие не идейные патриоты, а обыкновенные бандиты, которые хотели нажиться на чужом горе. И те преступления, которые они совершали на Донбассе могут повторить и в России. Кроме, этого находясь на территории России они с точки зрения Кремля, являются дезертирами.

Их миссия была сдохнуть за «русский мир» но ни как не жить на территории РФ..

А так, будут коротать свой век по тюрьмам.


Источник

 

Метки: