RSS

Архив рубрики: Kомпромат

Сколько раз Запад спасал Россию (Видео)


Одна из двух картин Ивана Айвазовского, посвященных помощи американцев голодающим российским крестьянам. Звездно-полосатый флаг и поклонение ему голодных крестьян четко видны на полотне.
Картина Айвазовского «Раздача продовольствия», написанная художником в 1892 году, — одна из тех, которые не приветствовались к показу в современной России.
На русской тройке, груженной американским продовольствием, стоит крестьянин, гордо поднимающий над головой американский флаг. Жители деревни размахивают платками и шапками, а некоторые, упав в придорожную пыль, молятся Богу и воздают хвалу Америке за помощь.
Картина посвящена американской гуманитарной кампании 1891–1892 годов, в помощь голодающей России.
Будущий император России Николай II заявил: «Мы все глубоко тронуты тем, что к нам из Америки приходят корабли, полные продовольствия». Резолюция, подготовленная видными представителями российской общественности, в частности, гласила: «Посылая хлеб русским людям в годину лишений и нужды, Соединенные Штаты Америки проявляют наиболее волнующий пример братских чувств».
У россиян — короткая память: согласно соцопросам, они считают США врагом № 1, забыв, что Штаты неоднократно помогали их стране. Так было и в ходе обеих мировых войн — официальный Вашингтон не только был союзником, но и помогал займами и различной техникой. А незадолго до Первой мировой обычные американцы в прямом смысле спасали могучую, как казалось тогда многим, Российскую империю от голода.
Сохранились даже художественные доказательства этому — картины, нарисованные известным российским художником-маринистом Иваном Айвазовским.
В апреле 1892 года он наблюдал, как в прибалтийские порты Лиепаю и Ригу прибывали американские корабли, груженные пшеничной и кукурузной мукой. В России их ждали с нетерпением, так как уже почти год империя страдала от голода, вызванного неурожаем.
Власти не сразу согласились на предложение филантропов из США о помощи. Ходили слухи, что тогдашний российский император Александр ІІІ прокомментировал продовольственную ситуацию в стране так: “У меня нет голодающих, есть только пострадавшие от неурожая”.
Однако американская общественность уговорила Санкт-Петербург принять гуманитарную помощь. Фермеры штатов Филадельфия, Миннесота, Айова и Небраска собрали около 5 тыс. т муки и отправили ее за свои деньги — сумма помощи составила около $1 млн — в далекую Россию. Часть этих средств пошли также на обычную финансовую помощь. Кроме того, американские государственные и частные компании предложили российским аграриям долговременные займы на сумму $75 млн.
Айвазовский написал два полотна на эту тему — Раздача продовольствия и Корабль помощи. И подарил оба вашингтонской Corcoran Gallery. Неизвестно, был ли он свидетелем сцены прибытия хлеба из США в русскую деревню, изображенную на первой картине. Однако атмосфера всеобщей благодарности американскому народу в тот голодный год была намного больше, чем в современной России.
Останься картины в РФ, возможно, россияне сохранили бы и чувство благодарности к американцам.
“Неожиданное” бедствие
“Осень 1890‑го была сухой,— писал в своих воспоминаниях Дмитрий Нацкий, юрист из российского города Елец, расположенного возле Липецка.— Все ждали дождя, в сухую землю боялись сеять озимые хлеба и, не дождавшись, начали сеять во второй половине сентября”.
Цензура стала вычеркивать из газетных колонок слова голод, голодные, — князь Владимир Оболенский, издатель, о голоде 1891-1892 годов
Дальше он указывает, что посеянное почти нигде не взошло. Ведь зима была малоснежной, с первым весенним теплом снег быстро сошел, и сухая земля не насыщалась влагой. “До 25 мая стояла страшная засуха. В ночь на 25-е я услышал журчание ручьев на улице и очень обрадовался. Наутро оказалось, что прошел не дождь, а снег, сильно похолодало, и снег сошел только на следующий день, но было поздно. И угроза неурожая стала реальной”,— продолжал вспоминать Нацкий. Он также указал, что в итоге собрали очень бедный урожай ржи.
Засуха была повсеместной в европейской части России. Писатель Владимир Короленко так описывал это бедствие, постигшее Нижегородскую губернию: “По иссыхающим нивам то и дело проходили причты с молебнами, подымались иконы, а облака тянулись по раскаленному небу, безводные и скупые. С нижегородских гор беспрестанно виднелись в Заволжье огни и дым пожаров. Леса горели все лето, загорались сами собою”.
Предыдущие несколько лет тоже были малоурожайными. В России на такие случаи еще со времен Екатерины ІІ существовала система помощи крестьянам. Состояла она в организации так называемых местных продовольственных магазинов. Это были обычные склады, в которых сохранялось зерно впрок. В неурожайные годы региональная администрация ссужала из них крестьянам хлеб.
При этом к концу ХІХ века российское правительство привыкло к постоянным денежным поступлениям от экспорта зерна. В удачные годы в Европу продавалось больше половины урожая, а казна ежегодно получала более 300 млн руб.
Весной 1891 года Алексей Ермолов, директор департамента неокладных сборов, составил записку министру финансов Ивану Вышнеградскому, в которой предупреждал об угрозе голода. Правительство провело ревизию продовольственных магазинов. Результаты были пугающими: в 50 губерниях они были наполнены на 30 % от нормы, а в 16 регионах, где урожай был самым низким,— на 14 %.
Однако Вышнеградский заявил: “Сами не будем есть, а будем вывозить”. Вывоз зерна продолжался в течение всех летних месяцев. В тот год Россия продала почти 3,5 млн т хлеба.
Когда же стало понятно, что ситуация действительно критическая, правительство распорядилось запретить зерновой экспорт. Но запрет продержался всего десять месяцев: крупные помещики и коммерсанты, которые уже скупили хлеб для вывоза за рубеж, пришли в негодование, и власти пошли у них на поводу.
В следующем году, когда в империи уже вовсю свирепствовал голод, россияне продали в Европу еще больше зерна — 6,6 млн т.

А в это время американцы, прослышав о грандиозном голоде в России, собирали хлеб для голодающих. Не зная, что склады зернотрейдеров забиты экспортной пшеницей.
Голод игнорировали не только торговцы — власти первое время не признавали, что в стране настоящее бедствие. Князь Владимир Оболенский, российский меценат и издатель, по этому поводу писал: “Цензура стала вычеркивать из газетных колонок слова голод, голодные, голодающие. Корреспонденции, которые были запрещены в газетах, ходили по рукам в виде нелегальных листков, частные письма из голодающих губерний тщательно переписывались и распространялись”.
К хроническому недоеданию добавились болезни, которые при существующем тогда уровне медицины в империи обернулись настоящим мором. Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек. Это притом что в деревнях учет умерших велся далеко не всегда.
Помнить добро
20 ноября 1891 года Уильям Эдгар, американский издатель и филантроп из Миннеаполиса, который владел достаточно влиятельным в то время журналом Northwestern Miller, отправил в российское посольство телеграмму. От своих европейских корреспондентов он узнал, что в России настоящая гуманитарная катастрофа. Эдгар предложил организовать сбор средств и зерна для страны, терпящей бедствие. А посла Кирилла Струве просил узнать у царя: примет ли он такую помощь?
Через неделю, не получив никакого ответа, издатель отправил письмо того же содержания. Из посольства отреагировали еще через неделю: “Ваше предложение правительство России принимает с благодарностью”.
Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек
В тот же день Northwestern Miller вышел с пламенным воззванием. “В нашей стране зерна и муки настолько много, что это продовольствие вот-вот парализует транспортную систему. У нас столько пшеницы, что мы не сможем всю ее съесть. В то же время самые паршивые собаки, бродящие по улицам американских городов, питаются лучше, чем русские крестьяне”.
Эдгар отправил письма 5 тыс. зернотрейдерам восточных штатов. Он напомнил своим согражданам, что в свое время Россия очень помогла США. В 1862–63 годах, во время Гражданской войны, далекая империя прислала к американскому побережью две военные эскадры. Тогда существовала реальная угроза, что рабовладельческому югу, с которым воевал промышленный, придут на помощь британские и французские войска. Русские корабли простояли тогда в американских водах семь месяцев — и Париж с Лондоном не решились ввязываться в конфликт еще и с Россией. Это и помогло северным штатам победить в той войне.

На призыв Уильяма Эдгара откликнулись почти все, кому он отправил письма. Движение по сбору средств для России развернулось по всем Штатам. Нью-йоркский симфонический оркестр дал благотворительные концерты. Эстафету подхватили оперные исполнители. В итоге только артисты собрали для далекой империи $77 тыс.
Гуманитарную муку американцы свозили три месяца. Уже 12 марта 1892 года пароходы Миссури и Небраска с грузом помощи отправились в Россию. Сам Эдгар доплыл до Берлина, а до Петербурга добирался поездом. На границе его постиг первый шок. “Русские таможенники были так строги, что я почувствовал себя крысой в ловушке”,— писал путешественник. Эдгара поразила российская столица — ее роскошь не слишком соответствовала голодающей стране. Тем более что встретили его по местной традиции с хлебом и солью в серебряной солонке.
Затем американский филантроп проехался по голодающим регионам. Там‑то он и увидел настоящую Россию. “В одной деревне я наблюдал, как женщина готовила обед на семью. В горшке варилась какая‑то зеленая трава, к которой хозяйка бросила пару пригоршней муки и долила полстакана молока”,— писал Эдгар позже в своем журнале.
Поразили его и сцены раздачи привезенной им гуманитарной помощи. Один чиновник, занимавшийся распределением, разрешил голодным крестьянам взять столько, сколько они смогут унести на себе. “Изможденные люди взваливали на плечи по мешку муки и, едва передвигая ноги, тащили его своим семьям”,— сообщал Эдгар.
Не обошлось и без привычных для России курьезов, которые для американца были непонятны. Уже в Лиепае часть гуманитарки бесследно исчезла. Эдгара предупредили, что местные торговцы пойдут на любые хитрости ради выгоды. Месяцем ранее правительство закупило 300 тыс. фунтов зерна. Оказалось, что почти все оно перемешано с землей и потому было непригодно для употребления.
Прах истории
Американцы сильно облегчили жизнь голодающих регионов и в ответ получили искреннюю благодарность со стороны главных реципиентов помощи — обычных крестьян. Это впечатлило Айвазовского, который написал сразу два полотна об американской помощи.
Но о голоде, как и о картинах мариниста, увезенных в Вашингтон, в России вскоре позабыли. Как, впрочем, и о движении, начатом Уильямом Эдгаром.
Лишь в 1962 году обо всем этом стали писать американские газеты. Тогда США и СССР оказались на грани ядерной войны из‑за размещения на Кубе советских ракет. И американцы попытались найти точки соприкосновения в прошлом.
Первая леди США Жаклин Кеннеди одолжила картины Айвазовского у Corcoran Gallery для конференц-зала в Белом доме. На их фоне президент и его пресс-секретари выступали с заявлениями о ходе выяснения отношений с Москвой. Полотна Айвазовского, по мнению американской стороны, напоминали о былых братских чувствах между двумя народами.
Послужившие истории полотна в 2008 году продали на аукционе Sothеby’s за $2,4 млн. Покупатели — частные лица — неизвестны.

1. В 1905 году Россия фактически проиграла Японии войну, которую сама же ей и объявила. Великобритания, США и Германия предприняли тогда огромные усилия к тому, чтобы склонить Японию к подписанию мира с Россий, который фактически констатировал «ничью». Этот мир был подписан в Портсмуте (США). При том, что после Цусимы поражение России было очевидно даже самым твердолобым патриотам.

Россия осталась недовольна итогами этого мира, а его выгодность для себя (которую невозможно было отрицать) полностью приписала «невероятным» дипломатическим талантам С.Ю.Витте и самого Николая Второго.

2. 1 августа 1914 года Германия, в связи с отказом России отменить всеобщую мобилизацию, объявила ей войну. Началась Первая Мировая война. Союзники России — Великобритания, Франция и, с 1917 года, США взяли на себя основную тяжесть войны. Все главные битвы происходили на Западном фронте. Там и были связаны основные силы Германии и Австро-Венгрии.

В 1918 году Россия (которая в тот момент руководил засланный немцами Ленин) в одностороннем порядке, вопреки требованиям ее союзников, подписала с Германией предательский сепаратный мирный договор (т.н. Брестский мир) и вышла из войны.

3. В 1921 году в России, в связи с разрухой и политикой военного коммунизма начался голод. Голодало около 40 миллионов человек. Западные страны пришли на помощь Советской России не смотря на идеологические разногласия и предательство в 1918 году. Масштабы помощи были впечатляющими: так, например, неправительственная организация American Relief Administration (ARA) кормила 6 099 574 человек, американское общество квакеров — 265 000, Международный «Save the Children Alliance» — 259 751 человек, Нансеновский комитет — 138 000, шведский Красный крест — 87 000, германский Красный крест — 7 000, английские профсоюзы — 92 000, Международная рабочая помощь — 78 011 человек. К первому июня 1922 года советских столовых было открыто в голодных губерниях 7000, а столовых иностранных организаций — 9500. К осени 1922 года АРА закупает бельё и обувь, не востребованную армией США, для раздачи её в Советской России. До конца 1922 года усилиями входящих в АРА организаций была оказана помощь более 10 миллионам человек.

Помимо продовольственной помощи АРА также оказывало помощь в налаживании медицины, вакцинации и борьбы с вспыхнувшими эпидемиями. Представительства АРА были открыты в общей сложности на территории 38 губерний РСФСР. По оценкам Наркомвнешторга, АРА ввезла 36,3 миллиона пудов продовольствия, медикаментов и одежды общей стоимостью 136 миллионов рублей золотом. Для питания голодающих было открыто более 15 тыс. столовых. В пик активности на АРА работало 300 американских граждан и более 120 тысяч советских граждан.

После того, как голод победили, российскими властями капиталистический Запад был объявлен главным врагом Советской России и началась беспрецедентная пропагандистская кампания по подготовке войны с Западом. Ленин заявил: «Они продадут нам веревку, на которой мы их повесим!»

4. В 1941 году, в результате авантюристической внешней политики, Россия оказалась одна, без союзников в состоянии войны с Германией. Осенью 1941 года немцы подошли к Москве. Великобритания и США пришли на помощь России. Была оказана беспрецедентная помощь (в т.ч. т.н. «ленд-лиз») оружием, сырьем и продовольствием. Общий размер помощи составил 12 млрд. долларов в ценах 1941 года, или 200 млрд. долларов в современных ценах. Россия погасила лишь 7% этой суммы и то, лишь в начале 90-х годов. Остальной долг был списан союзниками.

Сразу после победы в 1945 году Советская Россия взяла курс на конфронтацию и подготовку к третьей мировой войне. Несмотря на разруху, она отказалась от участия в плане Маршалла и запретила участвовать в нем своим марионеткам в Восточной Европе. Только смерть Сталина предотвратила военное столкновение, катастрофические последствия которого (с учетом обладания обеими сторонами ядерным оружием) нетрудно предсказать.

5. В 1989-1991 годах Россия стояла на пороге реального голода, который был вызван абсурдной экономической политикой российских (советских) властей. Запад пришел на помощь России. Ей была оказана гуманитарная помощь прежде всего продовольствием. Только в 1991 году бесплатно было поставлено 241 тыс. тонн продовольствия. Помимо этого были выделены льготные кредиты для закупки у США зерна по ценам ниже рыночных. Большую помощь оказала России Германия. По всей Европе неправительственные организации собирали посылки для России.

Теперь мы об этом забыли. Теперь мы считаем, что никакого голода не было и не могло быть. А западная гуманитарная помощь (в очередях за которой люди друг другу чуть глаза не выцарапывали) — была не нужна. Как только Россия чуть-чуть оклемалась и «нарастила жирок», мы тут же снова вступили в конфронтацию с Западом. Теперь мы опять в «кольце врагов» и «коварный» Запад (оказывается!) все время (!) только и думает как прикончить Россию, захватить ее территорию, а ее население — поработить.

Может чего-нибудь в консерватории поменять?

Алфред КОХ

 

Метки: , ,

Исповедь ру卐кого фашиста (Видео)


Российский нацист, лейтенант «ЛНР» Антон Раевский: «Командуют в «ЛНР» российские советники, получающие приказы из Москвы. Армия «ЛНР» — скатившееся быдло, костяк которой составляют осужденные, они заняты сплошным пьянством, мародерством и кого-то из гражданских убить. Эта война развязана спецслужбами»

«– Мое первое знакомство с национал-социализмом было еще в школьные годы, старшие классы – это скинхед-движение, в то время очень популярное, а ныне скатившееся на нет. Тогда впервые побрил голову, начал зиговать, вскидывать руку в арийском приветствии и возненавидел «черных», если использовать такой сленг. С этого все понеслось, первые стычки на межнациональной почве. Какие-то листовки, журнальчики ходили по рукам, популярные аудиокассеты «Бритоголовые идут». Все это было в школьные годы. Потом непосредственно взросление – это уже понимание, что просто мордобоем никаких политических целей мы не достигнем, поиск национал-патриотических организаций партийного толка, например, Народная национальная партия Иванова-Сухаревского, состоял в этой партии, молодежное отделение «Русская цель». Потом нашел себе такую организацию, как «Русское национальное единство» Баркашова.

— По-прежнему уверены, что главный враг русских – «инородцы», евреи в частности?

– Если честно, то да.

– Несмотря на то, что вы считаете Путина врагом народа, вы поехали в Донбасс воевать за Путина, это же его война. Может быть, даже были готовы отдать жизнь за него, вы ведь были ранены.

– Я пересмотрел свои взгляды по отношению к этой войне на юго-востоке Украины (все-таки, как ни крути, это территория юго-востока Украины). Я считаю, что эта война была развязана спецслужбами и политиками обоих государств, не только Российской Федерации. Гиркин-Стрелков выполнял заказ Москвы. То, что была такая заваруха в Славянске, красивый лейбл, возрождение царского самодержавия, православия и все остальное – это всего лишь была приманка для русских патриотов правого толка, чтобы привлечь их в свои ряды, заманить на юго-восток Украины, в этой братоубийственной войне всех перемолоть. Это была чистая замануха, организованная спецслужбами.

– Оружие где вы получили: из разграбленных складов в Славянске или еще до этого?

Я больше чем уверен, что оружие шло из Москвы, из России и шло Стрелкову. Возможно, часть оружия, техники перехватывал Ходаковский в свой батальон «Восток», но все равно часть оружия приходила. Допустим, система ПЗРК, чем были вертолеты сбиты. Я не уверен, что вертолеты сбивали автоматами с пулеметами, мне в это слабо верится. Было там, конечно, оружие. В частности, были российские военные советники. Когда командир николаевского гарнизона по позывному «Мачете», который ныне является командиром третьего мотострелкового батальона 7-й бригады ЛНР, получил ранение в Николаевке, с ним вместе в машине находился российский кадровый военный офицер, так называемый российский советник – это факт. И таких российских советников был не один, что в Николаевке, что в Семеновке, что в Славянске непосредственно. Российские советники являются непосредственными командирами на местах, задают военный ритм всей машине. Сами ополченцы – не командиры. Может быть, в локальных конфликтах они и принимают непосредственное участие, отдают приказы, но в целом за ходом военных баталий следят, контролируют, отдают приказы российские военные советники, которые в свою очередь получают приказы, конечно же, из Москвы.

Я был командиром мотострелкового взвода в звании лейтенанта армии ЛНР, народной милиции, я могу точно уверить, что всеми командирами среднего и высшего звена, начиная от батальона и кончая бригадами, являются именно российские советники. Военная техника, что у нас была на вооружении, вся из России.

Есть инструктора, которые приезжают не только по линии Министерства обороны Российской Федерации, но и по линии ФСБ. В частности, могу сказать точно, что в разведвзводе третьего мотострелкового батальона был внештатный сотрудник ФСБ, который приезжал тренировать нас. По просьбе ФСБ он приезжал, тренировал разведку нашего батальона. Самое интересное, что этот инструктор в прошлом был военнослужащим срочной службы ГРУ Российской Федерации, потом занимался националистической деятельностью, был активистом одного из региональных отделений ДПНИ. Потом, я так понимаю, ФСБ его завербовало, ныне он сотрудничает активно с ФСБ и ездит на Донбасс, тренирует некоторые подразделения. Даже такое может быть. Российские кадровые советники, инструктора, российская военная техника – это все там присутствует.

– Знаю, что и ваше отношение к недавним боевым товарищам тоже охладилось

– В мой последний заход на Донбасс, когда я непосредственно стал командовать мотострелковым взводом, я просто был ошеломлен тем, что я увидел в «армии» ЛНР. Это повальное пьянство не только в тылу, но и на позициях, на передовых, когда украинская регулярная армия на линии фронта в километре от нас стоит, мы их прекрасно видим что в бинокль, что в прицелы, они нас так же видят, при всем при этом повальное пьянство. Могут напиться на передовой, могут покинуть пост и пойти в ближайшее отделение за самогонкой, обменять на тушенку, купить самогонку. Курили травку, так называемый «план». Это массовые явления не только у рядового сержантского состава, но и у офицеров.

Отсюда идут неуставные отношения, отсюда идут убийства гражданских, отсюда идет мародерство, невыполнение команд вышестоящего начальства, командиров, начиная от сержанта и выше. Это массовое самовольное оставление части, дезертирство массовое. Все это в армии ДНР, в народной милиции присутствует. Как бы российские военные советники ни пытались там навести порядок – это невозможно. Это невозможно по той простой причине, что нынешний состав всех этих «армий» – это асоциальные элементы. Идейных стрелковцев, как в Славянске 2014 года или хотя бы как минимум прошедших «дебальцевский котел», там очень мало, единицы фактически. Сейчас идет новый набор – это люди нового поколения, люди, которые в 2014–2015 сидели, грубо говоря, на жопе ровно, жрали водку на своих шахтах или были на заработках в Украине или России, перебивались, а ныне решили пойти служить в армию, потому что там сейчас платят хорошие деньги, рядовой получает 15 тысяч рублей, сержант порядка 20 тысяч рублей, прапорщик 24. Допустим, командир мотострелкового взвода, как я, – я получал 31 тысячу 500 рублей – это бешеные деньги для Донбасса. Поэтому многие спешат идти служить в армию, потому что платят деньги. Эти люди, поверьте мне, не будут умирать за эти деньги, они будут первыми дезертирами либо перейдут на сторону ВСУ. Я разговаривал со многими: людям неважно, за кого воевать, люди хотят мира, не только гражданские, но и военные. Там, где платят, там и хорошо. Идеи «Новороссии», идеи национально-освободительной войны, просто говоря, похерены. Опять-таки, посмотрите состав армии ДНР, ЛНР – есть большой костяк ранее осужденных, люди, которые неугодны ни украинской стороне, ни российской, люди, которых на работу никто не возьмет никогда, а в армию, пожалуйста, идите, там такие нужны.

Люди, сидевшие по различным статьям, по грабежам, служат в армии ЛНР, ДНР, воюют за некую «Новороссию» – это смешно. Это зэки, им плевать на «Новороссию»: помародерничать, убить кого-то. Я с такими сталкивался. У меня были в том числе потасовки с ними, на меня не раз наводили ствол автомата Калашникова, не раз угрожали убить. На меня кидались мои же подчиненные, я получал физические травмы, меня избивали, причем это было даже массово на полигоне, когда одного алкаша я обезвредил, отобрал автомат, нахлобучил ему по роже.


Это не армия. Это даже не трактористы и шахтеры – это какое-то скатившееся быдло
. Это быдло поперло на меня, начали меня избивать, я был избит, потом дуло автомата на меня навели, надо мной смеялись. Кто-то понес дисциплинарное взыскание, кого-то осудили по статье, кого-то выгнали с позором из рядов вооруженных сил, армии ДНР, ЛНР, народной милиции, как хотите назовите? Ничего подобного. Максимум кого-то закрыли в клетку до утра, чтобы протрезвел, – всё, больше никакие наказания не понесли. Это за избиение офицера. А что было бы, если бы меня убили? Ничего не было бы, потом просто повестка пришла бы: погиб смертью храбрых, шальная пуля украинских вояк. Вот и все, меня просто списали бы. Это страшно на самом деле, что творится. Можно убить человека, и за это не будет никакого наказания, это в порядке вещей. Поэтому с таким быдлом идти воевать куда-то, да на фиг нужно, упаси господи. С ними в окопах я уже насиделся, насмотрелся. Там надежда только на самого себя, на свой автомат, больше ни на кого надежды нет. С ними в какую-то разведку идти – боже упаси.

– Я больше чем убежден, что Мозговой, Беднов, Дремов были убиты никакими вовсе не украинскими ДРГ. Как вообще украинская ДРГ может работать в тылу и убивать таких командиров? Почему не было покушений на Гиви, на Моторолу, на Ходаковского, на Захарченко, на Плотницкого? Почему убивают только тех людей, которые наиболее популярны, пользуются доверием в военной среде и среди гражданских? Ответ вполне очевиден. Это хорошо срисовывается на то, что у нас было в России: как генералы, полковники погибают – сердечные приступы, самолеты ни с того, ни с сего падают. Такая же политика проводится и на Донбассе, всех неугодных чистят. А кто чистит? Конечно же, ФСБ. Единственное, что они убирают грязными руками так называемых ЧВК – это бывшие кадровые российские военнослужащие. На базе формируется ЧВК, закидывается на Донбасс и выполняет свои грязные функции».

– Антон, а как вы стали офицером этой армии ДНР? Как получили офицерское звание?

За «народными командирами» стоят кадровые российские военнослужащие
​– Первое знакомство с командиром батальона «Мачете» состоялось в первый же день моего приезда в Дебальцево. В кабинете нашего комбата присутствовал не только сам комбат «Мачете», но и некий серый кардинал, официальный командир батальона – российский кадровый военнослужащий. Командиры батальонов в армии что ДНР, что ЛНР являются кадровыми российскими военнослужащими, это кадровые российские военные офицеры. А то, что показывают СМИ, якобы неких «народных командиров» – это информация для «Лайфньюс», для таких компаний. На самом деле за этими «народными командирами» стоят кадровые российские военнослужащие. В кабинете нашего комбата «Мачете» был еще кадровый российский военнослужащий, настоящий командир батальона, который отдавал непосредственные приказы, оба эти командира мне предлагают стать командиром мотострелкового взвода, причем не просто предлагают, но и настоятельно рекомендуют: Антон, так и так, ты прошел Славянск, ты прапорщик запаса российской армии, в военных действиях в Чечне был, ты подходишь на роль командира мотострелкового взвода, потому что у нас очень требуются квалифицированные командиры, которые принимали участие в боевых действиях и имеют хоть какое-то понятие, что такое армия. Меня поставили на должность временно исполняющего обязанности командира мотострелкового взвода. Через два месяца поступил приказ с округа о присвоении мне первого офицерского воинского звания – лейтенант. Потом я получил погоны лейтенанта, служил, был полноценным командиром мотострелкового взвода. Сейчас, смотря в прошлое, мне кажется, что все-таки звание – это не только была инициатива наших комбатов. Могу ошибаться, но мне кажется, что воинское звание мне присвоили по линии ФСБ. Алексей Мильчаков вывел свою группу в июле 2015 года, многие пассионарии оттуда поуезжали, многих командиров перестреляли, Мозгового и так далее, русских пассионариев там осталось очень мало, нужны были некие личности распиаренные, популярные, кто бы олицетворял идеи «Новороссии», чтобы пипл дальше смотрел и хавал и думал, что война за Россию идет. Фактически, мне кажется, что не просто так мне дали звание лейтенанта. Подумайте сами: я нацист, и ни с того, ни с сего мне дают воинское звание офицерское командира мотострелкового взвода. Я думаю, неспроста.

– Как они относились к вашим взглядам и к вашим татуировкам?

Начинаешь объяснять, что ты русский националист, приехал сражаться за Новороссию, за русских людей. Они говорят: «Какие русские, мы – украинцы. Какая Новороссия?»
​– Я в 2014-2015 году нигде за свои идеи не агитировал, не кидал зигу в арийском приветствии, не пропагандировал, листовки не клеил, ничего подобного не было. Соответственно, раз я не агитировал никого, отношение ко мне было более-менее лояльным. Что касается рядового состава, местных жителей, то ко мне отношение было, мягко говоря, осторожное, иногда доходившее до эксцессов, когда меня могли обвинить в работе на СБУ, повесить ярлык тайного шпиона, агента ВСУ, что, возможно, я на них работаю, нацист, фашист, у меня татуировка с Гитлером тогда еще была. Это особенно характерно для 2015 года, для нового состава асоциальных элементов, зэков, этого быдла всего, когда они говорили: «А что у тебя наколка свастика, по какой статье сидел?» – «Ребята, я вообще не сидевший, я националист». – «А, ты фашист, что ты здесь делаешь? Почему ты не в ВСУ воюешь, в батальоне «Айдар» каком-нибудь?» Начинаешь объяснять, что ты русский националист, приехал сражаться за Новороссию, за русских людей. Они говорят: «Какие русские, мы – украинцы. Какая Новороссия? Мы вообще хотим жить автономно что от России, что от Украины». Или, допустим, мы за конфедерацию, мы за федерализацию, мы не хотим жить в России. Даже такие встречались мнения. Чего вы, россияне, сюда понаехали, мы без вас тут справимся, всех порвем, мягко говоря. Это полный, конечно, бред. Многие в это верили, считали, что российские кадровые военнослужащие их сдерживают, не дают им пойти в наступление на ВСУ и дойти до Киева. Люди в такие мифы верят, просто смешно.

Российская военная техника убитая в хлам, неуставные отношения, повальное пьянство и так далее, а люди реально верят, что они пойдут в наступление на ВСУ, готовы одерживать какие-то победы не только локальные, но и стратегические. Смешно на самом деле. Меня воспринимали осторожно. Помимо того что я российский доброволец, в звании офицера, командир, да еще с такими нетолерантными татуировками… Относились ко мне с опаской. Тем более, когда я проводил политику сухого закона, мог отнять водку и вылить, сдать этих военнослужащих вышестоящему командованию, потребовать, чтобы к ним применили меры дисциплинарного взыскания за распитие спиртных напитков на боевых позициях, в свете всего этого я не мог быть для них хорошим командиром, я был плохой командир. В свете всего этого я изменил свое отношение к этой войне и был вынужден оттуда уехать. Потому что воевать с этим сбродом за какие-то идеалы – это смешно.

– А вы убежденный трезвенник?

– Нет, конечно. Так же могу выпить, я очень люблю пиво, водку не очень, а пиво – да, могу выпить. Курю сигареты. Я не скажу, что я убиваюсь по ЗОЖу, нет. Но распивать спиртные напитки на боевых позициях на линии соприкосновения с противником? Либо когда ты пьешь, уходишь в загул, день попил, потом протрезвел – пожалуйста, особенно, если ты в увольнение пошел, ради бога. Но когда ты пьешь сутками напролет, спаиваешь своих товарищей по службе, я считаю, что такие вещи должны пресекаться. Не нашел я общий язык с личным составом в связи с этим.

– Как местные жители, штатские, относились к вашей армии? Наверное, сначала поддерживали, а потом после мародерств разочаровались?

Водка и сигареты дешевые, и народ массово спаивается
​– Отношение местных жителей к армии ДНР и ЛНР сильно изменилось, мягко говоря. Если вначале были идеи некоторые, как с полуостровом Крым произошло, то есть возвращение в состав Российской Федерации и прочее, то ныне в свете того, что творится на Донбассе, там ужасная нищета, люди там нигде не работают, получают денежное пособие в две тысячи рублей и то только некоторые категории граждан – пенсионеры, матери-одиночки, инвалиды некоторых групп, остальное население Донбасса ничего не получает, никаких выплат не производится. Пенсионеры получают две тысячи рублей и думают, что им платит Россия пенсию, на самом деле это не пенсия – это просто подачки от России, которые имеют временный характер. Пока две тысячи получают, потом они и этого получать не будут. А цены ничем не отличаются от московских, единственное, что водка и сигареты дешевле, водка не более 100 рублей стоит, сигареты – 10–25 рублей. Водка и сигареты дешевые, и народ массово спаивается. Работы нет, люди не верят в завтрашний день, от безысходности начинают пить. Это страшно.

Ужасная нищета, люди килограмм сахара меняют на подгузник для своего ребеночка
Гуманитарка, которую якобы поставляет Россия, – у меня знакомая девушка, которая работает в одном из гуманитарных центров в городе Горловка, рассказывала по поводу гуманитарки. Единственная гуманитарка, которая доходит до всех жителей городов Донбасса, – это поступающая по линии Рината Ахметова, украинского олигарха. Что касается российской гуманитарки, пресловутых белых КАМАЗов, то она оседает где-то в Луганске и Донецке, не доходит до жителей той же Горловки. СМИ показывают, что пришла очередная колонна, 10 КАМАЗов на весь Донбасс пришло, все сыты, довольны. Смешно на самом деле. Ужасная нищета, люди выживают как могут, натуральным хозяйством, товарно-бартерным обменом, килограмм сахара меняют на подгузник для своего маленького ребеночка. Это ужасно на самом деле, я увидел там феодальное общество, реально феодальное общество.

– То есть с окладом в 31 тысячу рублей вы чувствовали себя там миллионером?

– Я чувствовал себя миллионером, мне предлагали даже дом купить за эти деньги, даже еще дешевле предлагали, даже не за 31 тысячу. Целые частные сектора вообще пустые дома. Мне предлагали: хочешь этот дом купить, хочешь этот. Это бешеные деньги для Донбасса. Да, я чувствовал себя миллионером.

– Но, тем не менее, убивают командиров по-настоящему: Мозгового, Дремова. Похоже, что убивают их свои, а вовсе не украинцы.

– Я больше чем убежден, что Мозговой, Беднов, Дремов были убиты никакими вовсе не украинскими ДРГ. Как вообще украинская ДРГ может работать в тылу и убивать таких командиров? Почему не было покушений на Гиви, на Моторолу, на Ходаковского, на Захарченко, на Плотницкого? Почему убивают только тех людей, которые наиболее популярны, пользуются доверием в военной среде и среди гражданских? Ответ вполне очевиден. Это хорошо срисовывается на то, что у нас было в России: как генералы, полковники погибают – сердечные приступы, самолеты ни с того, ни с сего падают. Такая же политика проводится и на Донбассе, всех неугодных чистят. А кто чистит? Конечно же, ФСБ. Единственное, что они убирают грязными руками так называемых ЧВК – это бывшие кадровые российские военнослужащие. На базе формируется ЧВК, закидывается на Донбасс и выполняет свои грязные функции. В частности, когда я заходил последний раз на Донбасс, на одной из баз в Ростове формировалась одна из групп ЧВК, там были не только граждане Российской Федерации, но и граждане Украины. Это не только были люди, которые прошли военные события в 2014-2015 годах, но и люди, которые не принимали участия в военных действиях на Донбассе. Формируется отряд ЧВК среди знакомых: выискиваешь, своих товарищей привлекаешь, если у них боевой опыт, и потом эта группа закидывается в Донбасс, выполняет специфические функции. Меня судьба свела с одним бойцом ЧВК, он по пьяни мне очень интересные вещи рассказал. Например, как их группа в 2014 году занималась мародерством, грабила банки, вывозила валюту в Россию. Банки, инкассаторские машины, бизнесменов. Я задал вопрос: «А если поступит приказ убить какого-нибудь полевого командира, того же Мозгового, ты бы выполнил этот приказ?» Он сказал: «Выполнил бы, у меня бы выбора другого не было». – «Как выбора нет?» – «Понимаешь, всех, кто не выполняет приказ, ликвидируют. Нашу группу потом всю ликвидировали». – «Что, все не выполнили приказ?» Он говорит: «Нет, приказ как раз все выполняли, только ЧВК живет некоторое время, их потом всех тоже списывают, обнуляют».

– Отчего же его не обнулили?

– Ему просто банально повезло, он раньше покинул подразделение, просто убежал.

– Я видел на вашей странице «ВКонтакте» соображения о том, как сбили малайзийский «Боинг».

Командир мотострелкового взвода получал 31 тысячу 500 рублей – это бешеные деньги для Донбасса. Я чувствовал себя миллионером
​– Действительно, знаю от ополченца, гражданина Российской Федерации, я с ним познакомился в Одессе, когда участвовал в одесском Антимайдане, позывной его тогда был «Челя», он житель Челябинска. В дальнейшем он воевал в подразделении Моторолы, там у него был позывной «Ермак». Он награжден Георгиевским крестом за подбитый украинский танк. С ним я встретился в Николаевке в тот день, когда Николаевка была взята, мы отступали, по нам был открыт массированный минометный огонь. Мы с ним разговорились, оказавшись в подвале в одном из зданий Николаевки, скрывались от минометного обстрела, он мне говорил: «Антон, я разочаровался в этой войне. Одессу слил Путин, сейчас сливает Донбасс. Я не вижу вооруженных сил Российской Федерации, их официальное присутствие на территории Донбасса, не вижу эшелона «зеленых человечков». Где все обещанное? Я знаю, что Стрелкову ушли те самые «Буки» знаменитые, и он их продавал украинской стороне». Потом в дальнейшем «Ермак» ушел от Моторолы, решил вернуться обратно в Российскую Федерацию, выходил с группой военнослужащих, решивших вернуться. Они попали в засаду и в плен к батальону «Айдар». Когда я с Арсением списывался в «ВКонтакте», он мне говорил: «айдаровцы» к пленным относились довольно-таки хорошо, кормили, не избивали. Это батальон «Айдар», который якобы славится своими избиениями, пытками. Возможно, его спасло то, что он прикинулся санинструктором, но, так или иначе, о них он отзывался хорошо, среди них есть немало адекватных людей, понимающих, что эта война – гражданская мясорубка.

– У вас были украинские пленные? Как вы относились к ним?

– Лично я украинских пленных не видел, только знаю, что осенью 2015 года бойцы нашего подразделения батальона захватили в плен несколько украинских военнослужащих, при этом расстреляв несколько других. Захватили в плен и доставили в наш штаб, а потом просто отдали эмгэбэшникам, дальнейшая их судьба мне неизвестна.

– Сколько вы пробыли в Донбассе и когда решили, что пора возвращаться? Что было последней каплей?

– В общей сумме полгода. Сравнительно небольшой срок, но, поверьте, этого достаточно, чтобы иметь свое мнение. Решил, что нужно покидать Донбасс и как можно быстрее, когда меня некоторые офицеры нашего батальона обвинили в том, что я якобы стрелял по своим позициям, по нашим. Это была явная ложь, не знаю, почему это было сделано. Возможно, уже тогда у них было негласное предписание меня слить. Мне обещали, что найдут якобы свидетелей, меня передадут в военную прокуратуру, будут судить. Захотели от меня избавиться. Возможно, я выполнил свою миссию на Донбассе перед вышестоящим руководством и меня решили слить. Это мое субъективное мнение, мне так кажется.

– Это было уже после ранения?

– Ранение я получил в 2014 году, а это уже было в 2015-м, когда я был командиром мотострелкового взвода. Меня сняли с этой должности фактически, я не имел личного состава в подчинении. Наш командир батальона предлагал заняться гуманитарной деятельностью, то есть снимать красивые видеоролики, он так сказал: «Немец, у тебя получается красивые видеоролики снимать, давай пиарь наш батальон, будешь ездить регулярно в Москву к Стрелкову, будешь загружаться гуманитаркой». Я отказался от этой роли, попросил, чтобы меня перевели рядовым в разведроту. В разведку берут по желанию, я пошел в разведку, стал обычным рядовым, хотя при звании лейтенанта. Когда мы делали одну из вылазок, мы открыли огонь по противнику, а нас обвинили, что мы стреляли по своим. Полный бред, мы стреляли в сторону противника, разведка точно знает, где противник находится. Сомнений быть не могло, меня захотели просто слить, избавиться. Я покинул Донбасс.

Причем не дождался приказа на увольнение из штаба, как положено офицеру, просто написал рапорт, отнес его в строевую часть, положил на стол и сказал: все, ребята, до свидания, я вам ничего не должен. Развернулся, сел на автобус Горловка – Москва и уехал.

– Прошел уже почти год, и вы решили рассказать свою историю журналистам. Какие у вас мотивы? Вы таким образом защищаетесь от уголовного преследования, хотите кого-то предостеречь, хотите отомстить?

Хочу, чтобы люди не велись на этих карманных кремлевских патриотов и не ехали туда погибать и оставаться калеками
​– Вы сами ответили на вопрос. Действительно, тут несколько факторов присутствует. Первое – я начал писать, чтобы предостеречь других, чтобы люди не велись на эту вакханалию, на эту пропаганду. Эта война развязана спецслужбами, политиками двух стран. Я предостерегаю сейчас других, чтобы они в этом не участвовали. Это раз. Во-вторых, я раскрываю функции ура-патриотических организаций, которые на зарплате у Кремля, чтобы люди не велись на их пропаганду. Среди таких организаций Русское имперское движение (РИД), РНЕ Баркашова, всякие нацболы лимоновские и прочие. Чтобы люди не велись на этих карманных кремлевских патриотов и не ехали туда погибать и оставаться калеками. Конечно же, хочу привлечь к себе внимание в свете того, что Следственный комитет Российской Федерации меня сейчас в качестве свидетеля рассматривает. Если я по этому делу буду проходить подозреваемым, а тем более обвиняемым – это фактически политический заказ Кремля, ФСБ, потому что я неугоден, я начал сливать такую информацию в СМИ, и, чтобы меня закрыть, решили таким образом меня привлечь по каким-то непонятным надписям столетней давности в городе Орле.

– Нашу беседу будут читать украинцы. Многие из них потеряли родных и близких на этой войне. Возможно, вы лично в них стреляли. Что вы сегодня из 2016 года сказали бы этим украинцам, которые к вам теплых чувств не испытывают?

– Это братоубийственная война, доля ответственности не только на российской стороне, но и на украинской. Все мы помним события 2 мая в Одессе. Убийства, мародерство есть с обеих сторон. Это одна из самых страшных войн. Поэтому если мы хотим мира на юго-востоке Украины, хотим пресечь дальнейшее убийство наших граждан, должно быть обоюдное согласие, обе стороны должны сложить оружие, остановить эту войну. Не только мы должны попросить прощения у украинской стороны, но должна украинская сторона просить прощения у жителей Донбасса, которые пострадали в этой войне. Тут нет только одной обвиняемой стороны. Да, Россия сыграла свою решающую роль, развязала эту войну, но и некоторые политики Украины, спецслужбы соучастны, подогревали эту войну. Должно быть обоюдное согласие. Война должна быть закончена однозначно, и больше кровь жителей Донбасса не должна проливаться.

– Это вопрос к политику и политологу, но интересно и ваше мнение: «народные республики» ДНР и ЛНР – всерьез и надолго или развалятся скоро?

То, что украинская артиллерия не разрушила, разрушила наша артиллерия
​– Это банановые республики, которые полностью живут только за счет Российской Федерации, сами они ничего не производят и не могут по ряду объективных причин производить. Поэтому они все живут за счет дотаций из Кремля. Даже представим на минуту – дадут им автономию, будут самостоятельные республики, дать им зеленый свет, чтобы они поднимали свою промышленность, экономику и так далее… Я просто сужу по их армии и народной милиции, какой контингент даже на командных должностях, а уж тем более среди рядового состава. Кто там будет поднимать экономику – даже смешно. Шахтеры, трактористы? Несерьезно. Самые лучшие экономисты, ученые, все поуезжали, там остались реально асоциальные элементы, люди пенсионного возраста, кто не мог реально поехать. Кому там поднимать экономику? Может быть, кто-то будет возвращаться, но что поднимать? Там все разрушено. То, что украинская артиллерия не разрушила, разрушила наша артиллерия, потому что когда говорят, что только ВСУ разрушает, – это полный бред. Зная, какие у нас военнослужащие, немудрено, что они попадают по жилым секторам, военно-промышленным комплексам Донбасса. Поэтому это все обоюдно. Как там поднимать экономику, я не знаю. Надо десятилетия, чтобы возродить Донбасс. Это страшно, что там произошло, что сейчас происходит. Не один год будет рана заживать.

Источник

Газенвагенon Google+

 
Комментарии к записи Исповедь ру卐кого фашиста (Видео) отключены

Опубликовал на 23.03.2016 в Армия, Ватник, Видеоролики, Война, Кровавые хроники, Оружие, ПидоRаша, Подальше от России, СБУ, Украина, ФСБ, Kомпромат,

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: